На главную страницу
О ЖУРНАЛЕ
КОНТАКТЫ
АВТОРЫ
ХУДОЖНИКИ
АРХИВ
РУБРИКИ
ПРОЕКТЫ
Авторы/Д-К

А-Г Д-К Л-С Т-Ч Ш-Я

Каминский Леонид


Живет в нашем городе Петербурге удивительный и замечательный человек. Его зовут Леонид Давидович Каминский. Полагаю, не ошибусь, если скажу, что его знают чуть ли не все дети нашего города и нашей области, и многие дети в других городах и даже в других странах. И те, кто видел Л.Д., сразу же узнают его по автошаржу, который вы можете увидеть на этой странице.

Л.Д. Каминский – член сразу четырех творческих союзов: он писатель, художник, журналист и театральный деятель. Но главное – он великий специалист по детскому творчеству, вернее, по одной, но весьма весомой его части: юмору. Некогда у Л.Д. появилось второе имя: «Учитель смеха» – оно родилось почти три десятилетия назад, когда Л.Д. начал вести на страницах журнала «Костер» юмористический раздел «Веселый звонок». В 1986 году в издательстве «Детская литература» вышла книга Л.Каминского «Урок смеха» (в скором времени она будет переиздана уже в четвертый раз!). А еще немного позже в театре «Эксперимент» был поставлен (и шел свыше десяти лет) спектакль «Урок смеха», в котором на долю Л.Д. пришлась роль остроумного, веселого учителя.

Л.Д. любит рассказывать, как он дошел до такой жизни:

«Конечно же, – говорит он, – никаких юмористических факультетов я не заканчивал. Первая моя специальность была сугубо серьезной – инженер-строитель. Второй институт – полиграфический – оказался ближе к моей нынешней профессии: дипломной работой стало редактирование моей авторской книжечки юмористических рисунков «О больших и маленьких».

Интерес к карикатуре привел меня в коллектив, который можно смело назвать настоящей, профессиональной школой юмористической графики и поэзии. Это был «Боевой карандаш» – содружество художников и поэтов, прославившееся своими сатирическими плакатами еще со времен Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда. В этом коллективе я проработал около тридцати лет. Одновременно стал печататься в популярном тогда «Клубе 12 стульев» на страницах «Литгазеты» – не только с карикатурами, но и с юмористическими рассказами.

Потом я несколько лет руководил отделом юмора «СЛОН» в ленинградском молодежном журнале «Аврора». И вот пришло время, когда я стал писать и рисовать для детей. Причина была простая – у меня родилась дочка. Маша росла, и я, как многие родители, стал ходить за ней по пятам и записывать разные ее высказывания. Например, такие:

– Папа, съешь сам это яблоко, оно гнилое!

– Маша, как тебе не стыдно! Разве можно так говорить? Как нужно сказать, если яблоко тебе не нравится?

– Папа, съешь, ПОЖАЛУЙСТА, сам это яблоко – оно гнилое!

Этот и другие рассказики про Машу с моими иллюстрациями были напечатаны в «Веселых картинках». С тех пор я подружился с этим симпатичным журналом и даже стал его постоянным автором».

Про Л.Д. Каминского можно рассказывать долго – к тому же в его жизни случилось невероятное количество забавных историй, которые он часто любит вспоминать. Не случайно он собирает, возможно, самую неожиданную и самую веселую коллекцию в нашей стране – детские высказывания и, прежде всего, отрывки из школьных сочинений: дети наприсылали ему такого, что коллекцию впору выставлять на каком-нибудь аукционе, – она дорогого стоит.

Но Леонид Давидович щедро делится своими богатствами. Как-то раз, выступая в школе, он прочитал такую фразу из уже давнего сочинения: «Пушкина на экзамене заметил старик Дзержинский».

– Как надо было правильно написать? – спросил Л.Д. – Кто заметил Пушкина?

Дети молчали. Они, нынешние младшеклассники, не знали ни кто такой Дзержинский, ни кто такой Державин. И тогда один мальчик поднял руку и робко спросил?

– Старик Хоттабыч?

Л.Д. Каминский представляется мне вот таким «Стариком Хоттабычем» – добрым, отзывчивым и стремящимся что ни минуту делать добро и помогать детям. Потому что юмор в нашей жизни, – может быть, самый незаменимый витамин для того, чтобы вырасти умным, талантливым и веселым, точь-в-точь таким, как сам Леонид Давидович.

Михаил Яснов



С Леонидом Давидовичем Каминским я познакомился в 1960 году, когда мы оба пришли в «Боевой Карандаш» - объединение ленинградских художников и поэтов, в котором создавались плакаты на сатирические темы.

«Боевой Карандаш» родился в Ленинграде во время войны с белофиннами. Он успешно работал и в самые тяжёлые годы Великой Отечественной, и танки, сделанные в нашем городе, уходили в бой с плакатами «Боевого Карандаша» на броне.

Вскоре после окончания войны группа художников-ветеранов решила возобновить работу коллектива. В него пришли молодые питерские художники и поэты, среди которых оказались Каминский и я. Мы подружились и часто работали вместе: сначала придумывали темы, потом он рисовал, а я делал к плакату краткую стихотворную подпись. Но когда у меня что-то не получалось, Каминский с готовностью приходил на помощь. Так я с удивлением узнал, что он не только здорово рисует, но и сам может написать весёлое и остроумное четверостишие. То, что это было не случайной удачей, Каминский потом доказал на деле, написав много замечательных детских стихов.

Можно сказать, что детским писателем Каминского сделала его дочка Маша. Когда Маша была ещё очень маленькой, он начал придумывать для неё разные смешные истории. Многие из этих историй родились из разговоров с Машей, которые её папа всегда записывал или запоминал. В это же время в его альбоме начали постоянно появляться юмористические рисунки на детские темы. Такими были первые шаги в литературу будущего Учителя Смеха.

Наша дружба продолжалась больше сорока лет вплоть до последних дней его жизни. Часто я становился первым слушателем новых Лёниных стихов.

Мне запомнилась история, связанная со знаменитым стихотворением Каминского «Объявление».

Оно впервые было опубликовано в «Весёлых картинках» в 1983 году. В то время в Ленинграде (кстати, и сейчас тоже) разные объявления вешали не только на стены, но и на водопроводные трубы. Стихотворение начиналось так: «На трубе на водосточной объявление читаю: Продаются очень срочно два зелёных попугая, кот породистый сиамский, зонт складной японский дамский…» - и так далее. Потом в стихотворении шла сплошная и очень смешная путаница. Каминский нарисовал иллюстрацию, в которой было объявление с разрезанной внизу бахромой, где обычно указывают номер телефона. И совершенно машинально написал на «бахроме» настоящий номер своего домашнего телефона.

Тираж «Весёлых картинок» тогда был просто огромным. И вот сотни звонков ежедневно стали раздаваться в квартире неосторожного автора. Дети спрашивали, где купить говорящих попугаев, женщины интересовались импортными зонтиками. Месяц после выхода журнала был несусветным кошмаром. Но однажды Леонид Давидович с ужасом подумал, что такой же семизначный номер есть и в Москве. Оказалось, что в Москве по поводу зонтов и попугаев постоянно звонили какому-то очень важному пенсионеру. Разобравшись, откуда ноги растут, он пожаловался на «Весёлые картинки» в ЦК комсомола. Журналу очень влетело, а бедняге помогли поменять номер телефона.

Каминский на своих встречах с детьми всегда, прежде чем прочесть стихотворение «Объявление», с юмором и в лицах рассказывал эту историю, и она неизменно имела оглушительный успех.

В моём рабочем кабинете висит Лёнина фотография, на которой он поразительно похож на Эрнеста Хэмингуэя послевоенных лет. А напротив, на другой стене, - цветной плакат – подарок Каминского к моему полувековому юбилею. Это дружеский шарж, сделанный как лубок, с рифмованным текстом. Я изображён бегущим по аллее Удельнинского парка, и толпы зрителей подбадривают меня восторженными криками.

Дело в том, что в восьмидесятые годы я увлекался оздоровительным бегом в этом самом парке. Кажется, Лёня страшно мне завидовал - сам он никак не мог заставить себя встать рано утром и выйти в спортивной форме на пробежку.

Правда, однажды я все-таки уговорил его купить спортивные трусы (он в них шикарно смотрелся), приехать и пробежать со мной на пробу. Вспоминаю, что ему это далось нелегко. В середине сравнительно короткой дистанции Лёня устал, присел на скамейку и сказал: - Ты беги дальше, а я тебя здесь подожду…

Домой мы шли молча.

- Наверно, это не моё, - вздохнул он.

Позднее Леонид Давидович признался мне, что эти спортивные трусы вместе с другими вещами подарил какому-то бомжу.

- А ты знаешь, что бомж сказал мне, забирая трусы? - добавил он. – «Решили завязать со спортом? А зря!» - При этом Каминский очень смешно изобразил бомжа, читающего ему нравоучение, и мы расхохотались.

С тех пор минуло почти четверть века. Теперь я живу далеко от Удельнинского парка и, к сожалению, давно перешёл с бега на ходьбу.

Уже пять лет прошло с того печального дня, когда Лёнин голос перестал звучать по утрам в моей телефонной трубке, но знаю, что улыбчивого и доброго «Учителя смеха» помнят и любят в России, как и раньше – и мы, его друзья, и нынешние дети, и бывшие дети, уже ставшие взрослыми.

Недавно зашёл в Интернет и, набрав в поисковике «Леонид Каминский», неожиданно прочитал трогательную историю о том, как взрослая женщина, когда-то в детстве знавшая наизусть Лёнино широко известное стихотворение «Дядя Вася Денисюк», забыла несколько строф в конце, и очень просила коллег по Сети помочь ей вспомнить эти строфы. И тотчас же кто-то на другом конце страны откликнулся и прислал недостающие строфы о полосатых брюках, которых навсегда лишился из-за пожара забывчивый дядя Вася Денисюк.

И я ещё раз порадовался за своего замечательного друга.

Генрих Тумаринсон




Он появлялся в редакции, вернее, вплывал в неё с неспешным достоинством, как небольшой дирижабль. Неторопливо шаркал до художественной редакции, в которую тут же начинали подтягиваться все остальные сотрудники. Каминский тем временем доставал из одного из бесчисленных карманов своей джинсовой жилетки футляр, извлекал оттуда очки, водружал на нос, и тут-то всё и начиналось.

Уже через несколько секунд редакцию сотрясал хохот, а Леонид Давидович, закончив чтение своего нового юмористического рассказа и подборки фраз из школьных сочинений, снимал очки, прятал их в футляр, футляр – в жилетный кармашек, и начинал рассказывать смешные истории, большинство из которых случалось с ним самим или с его друзьями. Он всегда относился к себе иронично и любил подсмеиваться над собой. Каминский обладал блестящими актёрскими способностями, поэтому его истории становились живыми мини-спектаклями, а нам, благодарным зрителям, было просто невозможно удержаться от смеха.

Юмор Каминского – это юмор для всех и на все времена. Но, конечно, прежде всего – для школьников. Недаром самая знаменитая и много раз переизданная книжка Леонида Давидовича называется «Урок смеха».

Как-то раз мы должны были выступать вместе с Каминским в одной из петербургских школ. Я немного опоздал, но уже в вестибюле понял, что Каминский уже пришел и взялся за дело. С четвертого этажа доносились заливистые раскаты детского хохота. Пока я поднимался по лестнице, меня несколько раз обгоняли шумные стайки ребят, которые устремлялись на звуки смеха. Я тоже заторопился, подхваченный живой волной мальчишеского любопытства. В классе стоял хохот, и то и дело раздавались восторженные одобрительные восклицания и выкрики. Я с трудом пролез в двери. Мальчишки и девчонки просто лежали на партах, давясь от смеха. Под этот веселый аккомпанемент Каминский с невозмутимым видом заканчивал рисовать фломастером свой знаменитый «портрет четырех фаз смеха» с какого-то мальчишки, довольного и раскрасневшегося от всеобщего внимания. Это был самый настоящий урок смеха.

Нужно сказать, что урок и начинался, и заканчивался, как положено, - по звонку, но звонок был особенный: Учитель смеха звонил в маленький бронзовый колокольчик. Может быть, именно поэтому его юмористическая рубрика в «Костре» получила название «Веселый звонок».

А потом, когда мы уходили из школы, Леонид Давидович продвигался к гардеробу, облепленный ребятней, как шмель в облаке мошкары, и над всей этой медленно дрейфующей композицией висело облако смеха. Уже окончательно прощаясь с поклонниками, Каминский помахал им рукой в дверях вестибюля, и тут к нему подбежал самый маленький мальчишка, наверное, первоклассник, и протянул в качестве подарка «от всего сердца» свой выпавший молочный зуб на ладони.

Каминский подарок взял с уважением. Внимательно рассмотрел зуб и спросил: «А тебе не жалко?» «Да нет, – беззубо улыбнулся первоклассник. – У меня скоро новый вырастет!» Каминский немного подумал и сказал: «А я вот тебе не смогу сделать такой же щедрый ответный подарок. У меня зубы так быстро не растут». «Ничего! – махнул рукой мальчишка. – Я подожду!»

Мы вышли в начинающиеся зимние сумерки, и я спросил, что он будет делать с этим зубом.

– Когда у меня этих подарочных зубов будет на целое ожерелье, – улыбнулся Каминский,– приду в нем в школу, как какой-нибудь вождь племени тумба-юмба.

Я сразу же представил Каминского с увесистой первобытной дубинкой в руке, в шкуре мамонта и в ожерелье из молочных зубов. Картинка получилась смешная. И мы оба не могли удержаться от улыбки.

Он был необычным учителем, поэтому жил смехом, радостью, праздником. И за это его бесконечно и бескорыстно любили все дети.

Почту в журнальную рубрику Каминского доставляли в «Костер» со всей страны мешками. Отдел писем «Костра» работал в две смены. За письмами приходилось ходить сразу двум сотрудницам с тележкой. И ведь все письма Леонид Давидович не просто читал, он переписывался с маленькими авторами, следил, чтобы победителям конкурса вовремя отправлялись подарки. На своих книжках помимо автографа он всегда рисовал смешные улыбающиеся рожицы и писал пожелание: «Желаю тебе весело учиться и всегда вот так улыбаться!» К каждому юному корреспонденту он относился с бесконечным уважением, симпатией и вниманием.

С идеей своей рубрики Каминский пришел к главному редактору «Костра» тех лет писателю Святославу Сахарнову. Сахарнов задумку одобрил, видимо, почувствовав за ней большое будущее. Единственное условие, которое он поставил автору и художнику Каминскому – писать и рисовать так, чтобы потом, если Каминскому надоест этим заниматься, рубрику смог бы подхватить любой творческий сотрудник редакции. Так сложился фирменный стиль Каминского, который стал любимым и узнаваемым почерком журнала. На всех встречах с редакцией ребята неизменно признавались, что начинают читать журнал со странички Каминского.

И только когда Леонида Давидовича так непоправимо не стало, все вдруг поняли, что он абсолютно незаменим, что ни один, пусть даже самый гениальный художник, ни один, пусть даже самый способный автор, не сможет работать так, как работал он – легко, артистично, щедро, талантливо. Он оставил нам самое главное свое богатство – чистый и искренний детский смех, который слышится с каждой страницы его прекрасных книжек.

Вот уже пять лет бодро и весело живет в журнале «Костер» новый конкурс «от Учителя смеха», продолженный по инициативе друзей Леонида Давидовича - Конкурс юных юмористов.

Дочь Каминского Маша предложила назвать его «ВАШ веселый звонок» – потому что задуманная когда-то давно и виртуозно собранная Каминским коллекция школьного юмора продолжает пополняться новыми ребячьими историями, став общим веселым, оптимистичным и дружным делом, настоящим радостным творчеством. И звучит, звучит веселый перезвон колокольчика от самого лучшего учителя в мире – Учителя смеха. Звучит и никогда не кончается.

Николай Харлампиев




Леонид Давидович Каминский был представителем самой редкой в мире профессии – Учителем Смеха. А самой редкой потому, что больше таких учителей не существовало. У Каминского было даже представление, которое называлось «Урок смеха». И он вёл целую радиопередачу под таким же названием. А ещё он написал книгу «Урок смеха». И сам сделал для неё рисунки, потому что был не только великолепным писателем, но и замечательным художником. А книга эта стала настоящим учебником смеха. Самым весёлым учебником на свете.

Рисовал Леонид Давидович не только для книг и журналов, но и прямо на сцене, на глазах у детей. И здесь же учил детей рисовать. А когда он рисовал на своих маленьких зрителей шаржи, хохот в зале не затихал очень долго.

Рассказы и рисунки Каминского постоянно печатались в «Кукумбере», «Весёлых картинках», «Мурзилке» и во многих других изданиях.

Несколько лет назад Учителя Смеха не стало. В этом году Леониду Давидовичу Каминскому исполнилось бы 80 лет.

На всех своих концертах я обязательно рассказываю детям о Леониде Давидовиче и читаю какое-нибудь из его произведений. Знаю, что и некоторые другие друзья Каминского, детские писатели, поступают так же.

В память о Леониде Давидовиче Каминском писатель и режиссёр Михаил Мокиенко поставил спектакль в театре «Театральная неотложка». А играют в этой пьесе те самые друзья Каминского, с которыми он очень часто и сам выходил на сцену: Михаил Яснов, Сергей Махотин, Михаил Мокиенко и я, Илья Бутман.

Каждый год журнал «Костёр» проводит конкурсы детского творчества, тоже посвящённые памяти Учителя Смеха.

Уже после смерти Каминского продолжают переиздаваться его замечательные книги. Дети охотно их читают, а это значит, что Леонид Давидович Каминский как был, так до сих пор и остаётся Учителем Смеха. Потому что читать его книги и быть при этом скучным человеком просто невозможно.

Илья Бутман




Нынешним школьникам, часами сидящим «Вконтакте», трудно представить, что ещё совсем недавно люди писали письма, запечатывали их в конверт и отправляли по нужному адресу. Но случалось, что авторы знали только город, где живёт адресат. На конверте значилось: «Санкт-Петербург, Учителю Смеха». И, представьте, этого было достаточно, чтобы почтальоны доставили письмо кому надо. Потому что в огромном городе жил всего один Учитель Смеха, придумавший необычайный предмет - хохотанику. Учителя звали Леонид Давидович Каминский. Он был рекордсменом по получению писем от детворы. У него в мастерской я видел целые горы писем, присланных со всех концов страны - от Балтики до Камчатки. Из этих детских посланий он извлекал истории для своего «Весёлого звонка» в журнале «Костёр».

Леонид Давидович не умел жить скучно и другим скучать не давал. Однажды я попросил его провести урок смеха в классе, где училась моя дочка. И Каминский своей хохотаникой сорвал следующий урок - ботанику. Ребятам очень захотелось, чтобы такой весёлый предмет появился в школьном расписании.

Идя навстречу этим пожеланиям, Леонид Каминский придумал театральное представление «Урок смеха». В спектакле он был учителем смеха, а в ролях учеников выступали поэты, композиторы, клоуны, музыканты. И они так здорово озорничали, что дети не замечали их лысин и бород.

Мне посчастливилось дружить с Леонидом Давидовичем. Как ведущий рубрики «Весёлый звонок», он приглашал меня в авторы, чем я горжусь, потому что мои стихи проиллюстрировал сам Учитель Смеха.

Олег Сердобольский


Публикации:

История государства российского в отрывках из школьных сочинений. Из коллекции учителя смеха Леонида Каминского (#03 2011)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений; Ответы у доски; Смешные ашыпки (#03 2009)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений; Ответы у доски; подслушанные разговоры (#02 2009)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений; Ответы у доски; Смешные ашыпки (#01 2009)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений; Подслушанные разговоры (#4 2008)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений (#3 2008)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений (#2 2008)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений (#10 2008)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений (#09 2008)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений; Подслушанные разговоры (#08 2008)
История государства российского в отрывках из школьных сочинений (#07 2008)
Истрия государства российского в отрывках из школьных сочинений; Подслушанные разговоры (#06 2008)
История государства россйского в отрывках из школьных сочинений (#05 2008)
Три желания второклассника Вити (#4 2006)
Как Кирилл заговорил (#2 2006)
Письмо; Падежи Юры Сережкина; Фразы из школьных сочинений (#1 2005)
Портрет моего одноклассника; Фразы из школьных сочинений (#4 2004)
Нормальный памятник; Фразы из школьных сочинений (#9 2003)
Знакомство (#8 2003)
Как котенок Яша стал работать в цирке; Фразы из школьных сочинений (#7 2003)
Картина (#6 2002)
Странный случай, который произошел с художником Леонидом Каминским; Знакомство; Торопливые оговорки (#4 2002)
Три желания второклассника Вити (#12 2002)
Троечка за тигра; Дядя Вася Денисюк (#1 2002)
Петин рисунок (#9 2001)
Коминс (#6 2001)
Вредный старик (#11 2001)
Как Петя ленился; Ответы на уроках (#10 2001)



Copyright РИГ "Наша Школа"
Все права защищены © 2005
о журнале контакты авторы художники архив рубрики проекты
Rambler's Top100 Каталог сайтов Всего.RU Каталог детских ресурсов 
             KINDER.RU Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет Яндекс цитирования