На главную страницу
КНИГИ
КОНТАКТЫ
АВТОРЫ
ХУДОЖНИКИ
АРХИВ
РУБРИКИ
ПРОЕКТЫ
Архив номеров/2002/#12

Мяэотс Ольга — Нёстлингер Кристине — Величайшая несправедливость

Рубрика: Перевод

Взрослые любят порассказать о несправедливых обидах, которые выпали на их долю в детстве. Впрочем, на слушателей такие рассказы только скуку нагоняют, и они ворчат про себя: «Какая ерунда! В жизни и не такое бывает. Стоит ли огорчаться по пустякам!» Легко им говорить!

Когда Эрнсти вспоминает детство и обиды, выпадавшие на его долю, он чаше всего рассказывает одну историю, случившуюся под рождество.

Сейчас Эрнсти уже сорок, а тогда – только исполнилось девять. В семье он был старший, у него были младший брат и совсем маленькая сестрёнка. Жили они в небольшой горной деревушке, где родители держали лавочку.

Рождество в тех местах справляли весьма скромно. По заведенному обычаю ставили в доме крошечную ёлочку с парой тонких белых свечек. Подарки крестьянские ребятишки получали незатейливые: кто варежки, кто шапку, кто шарф. Да белую булочку в придачу. Тогда хлеб в деревнях крестьяне пекли сами, раз в три недели, и конечно, на третью неделю он уже был невкусный, так что свежая булочка считалась настоящим лакомством. Детвора радовались булочкам: какое-никакое, а всё же угощение.

Лишь дети лавочника и доктора получали на рождество подарки получше, чем булочки да варежки. Мама Эрнсти очень любила рождество и начинала к нему готовиться загодя, но держала всё в секрете. Раз в неделю она ездила в город, и уже с осени, возвращаясь с покупками, каждый раз привозила на дне сумки пакет, туго перевязанный бечёвкой. «Это от Младенца Христа», – приговаривала она.

Все подарки Младенца Христа мама Эрнсти складывала в кладовку, ключ от которой хранила в кармане передника. Никто кроме мамы и Младенца Христа не смел переступать порог кладовки.

В начале декабря мама привозила адвентский календарь (Адвент – так называют в Австрии четыре недели перед рождеством (25 декабря) – время поста. Чтобы скрасить ожидание праздника, дети заводят специальный календарь, в котором на каждый день приготовлены маленькие радостные сюрпризы: забавные картинки или конфеты). Эрнсти каждый день подсчитывал, сколько осталось до рождества, и всё время думал о кладовке. Рождественские подарки – непредсказуемы, так было и в те времена. «Вот бы мне получить на рождество новые лыжи!»– намекал Эрнсти. «Уж не знаю, заслужил ли ты такой подарок. Посмотрим, как решит Младенец Христос», – качала головой мама и загадочно улыбалась. Улыбка вселяла надежду. Но всякий раз, как Эрнсти случалось набедокурить, мама стращала его: «Вот придёт Младенец Христос и заберёт все подарки назад!»

В том краю, где жил Эрнсти, снег выпадал уже в ноябре и не таял всю зиму. Так что до самого апреля можно было каждый день кататься на коньках. А без лыж было просто не обойтись. Эрнсти ходил на лыжах к соседям за молоком, и в школу на них бегал. Так что лыжи ему, в самом деле, были нужны. Не меньше, чем книги. Младенец Христос всегда дарил книги. Когда получаешь новую книгу лишь раз в году, хочется, чтобы это оказалась такая книга, которую можно было бы потом читать весь год из вечера в вечер.

Всякий день Эрнсти спрашивал маму: «Получу ли я на рождество «Сказания о немецких героях?». Мама только улыбалась в ответ: «Спроси об этом Младенца Христа».

Выходило, что всё зависело от Младенца Христа. Маму это очень забавляло. Она считала, что это способствует воспитанию. Два месяца дети были тише воды ниже травы, послушные, не безобразничали: боялись разгневать Младенца Христа. Может, они догадывались, что никакого Младенца Христа на самом деле не существует, но не смели произнести это вслух: это могло его рассердить.

Чем ближе было рождество, тем больше волновался Эрнсти. По вечерам, лёжа в постели, он думал, а не стать ли ему Отчаянным Взломщиком – вытащить тайком ключ из маминого передника, отпереть кладовку и проверить, есть ли там «Немецкие героические сказания». Каждый день Эрнсти осматривал чердак и подвал, вдруг, да и попадется на глаза длинный свёрток: лыжи в кладовке бы не поместились.

Наконец наступил сочельник. Эрнсти встал рано-рано. За окном ещё темно было. Живо оделся и вышел на улицу. Хотел ехать с отцом за ёлкой, но тот ещё завтракал. Мальчик долго топтался у крыльца, замёрз и вернулся в дом. Отец и мать стояли у постели младшего братишки. Малыш с вечера кашлял, ночью у него поднялась температура, а теперь был сильный жар. Ребёнок тяжело дышал и не откликался, когда к нему обращались.

Мама позвонила врачу, но того не оказалось дома. К телефону подошла его жена и пообещала: «Как только доктор вернётся – сразу к вам приедет».

Эрнсти снова вышел во двор. Принялся было лепить снежки и швырять в забор. Потом раскатал дорожку от дома на улицу и всё ждал, когда же придёт доктор, а потом выйдет отец, и они поедут за ёлкой. Нетерпение его росло.

Служанка позвала Эрнсти обедать и заодно отчитала: если он целый день будет околачиваться на морозе, то простудится, как и младший брат.

Эрнсти остался сидеть на кухне.

Наконец приехал доктор и сказал, что у мальчика воспаление лёгких, и его надо везти в больницу. В те времена ещё не было пенициллина, и воспаление легких считалось очень опасной болезнью. Мама плакала. Отец крепился, но и он очень волновался за сынишку.

Малыша укутали в одеяло и на носилках отнесли в машину скорой помощи, захлопнули дверь и уехали.

Папа вывел из гаража свой «фольксваген». Мама, не переставая плакать, надела лисью шубу и зелёную шляпу. Служанка тоже всхлипывала, и даже маленькая сестрёнка хныкала, впрочем, для неё это было привычным делом.

Об Эрнсти никто и не вспомнил. Он подбежал к плачущей маме, когда та садилась в машину.

– Куда вы уезжаете?

– В город. В больницу, – всхлипнула мама.

В больнице Эрнсти никогда не был, но знал, что до города – путь неблизкий. Он так долго ждал! Так долго крепился! Не шалил. Не стал Отчаянным Взломщиком. И каждый день взрослые твердили ему: «Вот наступит сочельник, посмотрим, какие подарки ты заслужил от Младенца Христа». И вот, когда, наконец, наступил долгожданный день, родители садятся в машину, и уезжают!

Эрнсти вцепился в мамину шубу:
– А как же подарки?

– Младший брат умирает, а у этого негодника одни подарки на уме! – возмутился отец и оттолкнул Эрнсти от машины.

В тот год ёлку принесла и украсила служанка. Поздно вечером вернулись из города родители. Мама больше не плакала: врачи пообещали через пару недель поставить братишку на ноги.

Конечно, Эрнсти дождался подарков. Теперь он уже и не припомнит, были ли среди них лыжи и «Немецкие героические сказания». Но тревогу и обиду, которые он испытал в тот сочельник, помнит до сих пор. «Они считают меня гадким мальчишкой! А вдруг они правы?» – мучился в тот злополучный день Эрнсти. И мысль эта была для него непереносима.

Теперь Эрнсти вырос и понимает, что и он тогда, конечно, тоже волновался за младшего брата. Нельзя винить человека за то, что он рассчитывает на воздаяние за хорошее поведение.

С тех пор Эрнсти не любит рождество. А лыжи, сказки и прочие важные для детей вещи он покупает своей дочке в самые обычные дни – по четвергам или пятницам – и дарит не откладывая. И не важно, как себя вела девочка в этот день. Это ему всё равно!





Copyright РИГ "Наша Школа"
Все права защищены © 2002
книги контакты авторы художники архив рубрики проекты