Лев



Сапрыкина Татьяна — Лев

Солнце садилось за гору, и сейчас особенно отчетливо было видно, что очертаниями она похожа на открытую пасть льва. Лев медленно и жадно глотал разгоряченное солнце, закусывая белой тучей, прилепившейся сбоку к красному диску. Но каждое утро солнце, целое и невредимое, вставало с другой стороны, из-за другой горы, очертаниями похожей на стайку вытянувшихся зверьков. Так было всегда – вечером лев глотал солнце, а наутро зверьки выпускали его на свободу.

Малыш сайгак не знал этого, он родился только сегодня, когда солнце было на середине пути, высоко в небе. Теперь, вечером, дрожа, он с ужасом наблюдал, как огромный лев на горизонте, разинув пасть, ест то, что весь день грело его и радовало. Лев был способен на что угодно – не успел малыш сайгак родиться, как увидел его жёлтые глаза – зверь наблюдал за ним из-за высокой травы.

– Он не голодный, – сказала мама и облизала малыша, – так что бояться нечего.

Она не стала говорить, что лев теперь будет ходить за ними, пока не убедится, что сайгак вырос, и тогда начнёт охоту.

– Быстрее учись бегать, – мама подтолкнула малыша своим тёплым лбом.

Он встал и, шатаясь, стал искать мамин бок, то и дело поглядывая туда, где сидел зверь.

Когда небо посерело, на нём появились звезды – блестящие и круглые, как мамины глаза.

– А если он и их проглотит? – спросил малыш сайгак и уткнулся носом в мамину коленку.

– Глупости, – сказала мама, не переставая жевать траву. – Давай-ка лучше поешь.

Вместе с молоком пришла усталость, и захотелось спать. Перед тем как закрыть глаза, он увидел маму, которая склонилась над ним, закрыв собой небо, звёзды и солнце. Она не грела, не светила и не блестела, как они, а просто была рядом. Ему стало жалко бедное солнце, у которого нет ног. Иначе солнце могло бы убежать от прожорливого зверя, как может мама, и как сможет он, когда вырастет.