Кем не будет Миша



Ярцева Евгения — Кем не будет Миша

Мишу в первом классе очень зауважали родители его школьных друзей. За то, что он хотел стать химиком. Не пожарным, не футболистом, не боксёром – ХИМИКОМ! Подумать только, говорили родители, ребёнку шесть лет, а уже такая тяга к науке! Что же будет дальше? А дальше было вот что: Миша через две недели напрочь забыл про химию, потому что твёрдо решил стать стеклодувом. Он посмотрел по телику передачу про стекольный завод, и ему очень понравилось, как мастер-стекольщик раздувает щёки, выдувая через трубочку какое-то изделие. Но о стеклодувстве Миша тоже не очень долго промечтал, дней пять или шесть. Он почувствовал, что предназначен быть борцом кун-фу. Или шпионом. И никак не мог выбрать из двух предназначений одно. И пришёл к выводу, что лучше всего закончить такой институт, где обучают обеим этим профессиям. И стать одновременно шпионом и борцом. А заодно изобретателем.

…Как-то раз зимой Миша ставил опыт – наверное, для очередного изобретения. Он засунул магнит в рот, за щёку, а другим водил по щеке снаружи. Хотел выяснить, будет ли магнит магнитить сквозь щёку. Мама, как всегда, мешала – заставляла пить целую кружку молока. От молока Миша отказался наотрез. Тогда мама вспомнила:
– Тебе же стихотворение к новогоднему утреннику учить! Давай учи! Что за стихотворение, кстати?

– Вроде, Пушкина, про бурю что-то.

Мама порылась в Мишином портфеле и вытащила смятый в гармошку листок.

– Это, что ли? Вот, название – «Буря».

Миша мельком глянул на листок.

– Да, это.

Мама вызвалась помочь Мише быстро выучить стихотворение. Главное, по её словам, – это понять, что имел в виду поэт. Тогда стихотворение выучится само собой.

– Сперва узнаем, о чём оно: «Громадные тучи нависли широко / Над морем и скрыли блистательный день… Бездна морская уже негодует… Полки она строит из водных громад…» Какой же это Пушкин? Ты перепутал, наверное… Удивительно, что на Новый год такое стихотворение дали – про море! А напечатано-то как – нечётко, мелко! Еле разберёшь! Не могли детям нормально напечатать… Ну, давай, учи!

Ох, и намучился Миша с этим стихотворением! Никак ему не удавалось понять, что имел в виду поэт. Особенно в строчках «И скоро, могучая, встанет грозна, / Пространно и громко она забушует».

– Кто встанет? – не понимал он.

– Бездна встанет, бездна! – толковала мама и для ясности перечитывала последние четыре строчки.

– Но зачем встанет? – недоумевал Миша. – Это странно, чтобы бездна – и куда-то вставала!

– Это образ, пойми, образ! Поэты – они говорят образами! Поэт имеет в виду, что скоро буря! «Бездна уже негодует, ей хочется света», вот она и встаёт… Понял?

– «И скоро, престранная, встанет она…» – обречённо бормотал Миша.

Мама швыряла на стол листок, вскакивала со стула, снова садилась, брала в руки листок и в двадцатый раз пыталась втолковать Мише, что имел в виду поэт.

Потом Миша застрял на строчках «И вот, свои смуглые лица нахмуря / И белые гребни колебля, они / Идут».

– Кто идут? – недоумевал он.

– Полк? идут, полк?! – толковала мама и для ясности перечитывала последние десять строчек, начиная с бездны, которая встаёт.

– Да куда они идут-то? – пожимал плечами Миша.

– Куда-куда… Просто идут. По морю катятся. Это образ! Поэт имел в виду громадные волны! Ну, давай, с выражением!

– «И белые грибли-колибри»! – декламировал Миша с таким зверским выражением, что у поэта, если бы он это слышал, душа бы ушла в пятки.

Но в конце концов Миша всё запомнил. Часы как раз били полночь, когда он рассказал подряд всё стихотворение и запнулся не больше семи или восьми раз. Мама с облегчением перевернула листок стихотворением вниз…

На обороте крупно и чётко было напечатано:
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя.
То как зверь она завоет,
То заплачет как дитя.
Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей.
Выпьем с горя – где же кружка?
Сердцу будет веселей.

У мамы было такое лицо, будто она не знает, смеяться ей или плакать. После небольшого колебания она всё-таки захохотала. И сунула Мише листок.

Ну кто ж мог знать, что стихотворение для утренника напечатают на использованном листке! И что на обратной стороне будет другое стихотворение! Под названием «Буря»!..

А Миша молча смотрел на листок. Потом взял кружку и залпом выпил молоко. Видно, с горя…

…Лёжа в кровати, Миша рассказывал маме, какое устройство с магнитами он изобретёт, когда будет учёным, и как его применит, когда будет шпионом…

– По-моему, Миша, – прервала его мама, – ты ещё точно не решил, кем будешь.

– Зато, – сказал Миша, – я точно решил, кем я НЕ буду. Никогда.

– И кем же ты НЕ будешь?

Миша приподнялся на локте, набрал побольше воздуха и на весь дом прогремел:
– ПОЭТОМ!!!