21 июня 1941; 1943; В мое не розовое детство; Через долы и чащи



Карпов Николай — 21 июня 1941; 1943; В мое не розовое детство; Через долы и чащи

Эти страницы посвящаются тому, о чём мы с вами не должны забывать. Это было – а значит, это наша с вами история, история наших мам и пап, дедушек и бабушек. Что вы знаете о своих родных? Мало чего. Это не укор, ведь и мы были такими же, и это естественно: детям трудно представить себе жизнь взрослого, заглянуть в его память и посмотреть на мир его глазами. Это придет само, позже. Но попробовать можно уже сейчас.

21 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Блестит булыжник лиловатый, –
Идёт дорога в облака.
И водокачка, как граната,
Стоит у края городка.

Уже горит заката алость, –
Она густеет на ветру.
Война ещё не начиналась –
Начнётся завтра поутру…

1943

Доныне в памяти тот год –
Военной гари стойкий запах, –
Когда в неволю, словно скот,
Враги везли детей на запад.

При скудном, мизерном пайке
Едва держались души в теле.
Из них в далёком далеке
Людское вытравить хотели.

А следом в ужас лагерей
Ночным осенним небосклоном
Летели души матерей
Над каждым страшным небосклоном.

Кругом военная страда
Светилась заревом багряным.
И лишь такие поезда
Не подрывали партизаны…

* * *

Через долы и чащи,
Через чьё-то жилье,
Я всё чаще и чаще
Вижу детство своё.

Там пустынно и голо,
Там родимо до слёз,
Там бесчинствует голод,
Как сегодня мороз.

Не смеюсь, не играю,
Не читаю в тепле, –
Колоски собираю
На застывшей земле…

* * *

В моё не розовое детство,
Когда окончилась война,
Я помню, как хотел наесться
На все иные времена.

И мог в любое время суток,
Припомнив голода оскал,
Чем Бог послал набить желудок, —
А Бог не часто посылал…

Давно живу уже в достатке,
Не помню вкуса лебеды,
Но видеть больно мне остатки
Едва отведанной еды.

И в теплом нынешнем жилище
Живёт в душе моей вина,
Что эта бросовая пища
Сейчас кому-нибудь нужна…