Машенька



Фролов Сергей — Машенька

Дедушка тихо храпел в кресле-качалке перед работающим телевизором. Машка на цыпочках прокралась мимо него и скрылась за дверью. Я отложил любимый журнал с моделями кораблей и осторожно пошёл за ней следом.

«Никак, на чердак собралась?» – подумал я.

Точно. Хотя она старалась идти тихо, но деревянные доски иногда скрипели под её ногами. Было слышно, как Машка сначала пошла по коридору, потом стала осторожно подниматься по лестнице, ведущей на чердак. Наверху скрипнула дверь. Я пошёл следом.

Узкая щель оставалась незакрытой, и чтобы дверным скрипом не спугнуть Машку, я превратился в маленькую мышку, проник на чердак и стал искать сестрёнку. Машка стояла у окна и смотрела во двор.

Как здесь пыльно на чердаке! У меня зачесался нос. Я зашевелил усиками, но не удержался и громко чихнул. Маша повернулась, увидела меня, взвизгнула и с ногами забралась на стоящий у стены стол с треснутой ножкой. Я стал медленно приближаться. Но Машка не растерялась и превратилась в кошку.

Она спрыгнула на пол, и тут же в миллиметре от моего уха рассёк воздух острый коготь. Я дал дёру и спрятался под шкаф. Ух и страшный зверь – кошка. Сердце колотилось где-то внутри. Я стоял, прижавшись к стене, а она пыталась лапой достать меня из-под шкафа. Ещё немного – и достанет.

Тогда я превратился в большую чёрную муху и вылетел с другой стороны шкафа. Кошка – за мной. Но я поднялся высоко: ей никак не подпрыгнуть! Хорошо быть мухой. Смотришь одновременно и вперёд, и вбок, и назад. Всё видно. Только кошка куда-то делась.

Что это? На меня летела огромная мухобойка. Да нет, мухобойка была обычной, только я стал маленькой мухой, и обычные человеческие предметы стали для меня огромными. Меня откинуло воздухом от просвистевшей рядом мухобойки. Повезло. Лечу со всей скорости. Окно. Мне туда! Мухобойка отстала. Ещё немного, и свобода!

Бац! Я со всей силы стукнулся о стекло. Как же я про него забыл! Лежу на подоконнике и дрыгаю ногами. И вижу, как на меня опять идёт мухобойка. Но я успел увернуться и снова взлететь. Скорей отсюда!

Пролетел в щель двери, спустился вниз, обогнул люстру и стал летать вокруг спящего дедушки, думая, куда приземлиться. Не успел сделать и пары кругов, как заметил, что стремительно падаю прямо в стоящий на столе кувшин с молоком. Мухобойка меня все же достала.

Бульк!

А плавать я не умею. Немного побарахтался и, пока меня оттуда не достали, стал думать, в кого бы превратиться. Может в лягушку? Я вспомнил старую сказку, где лягушка двигала лапками, и в конце концов молоко превратилось в масло. Уже хотел было превратиться, но вспомнил, как дедушка ругался на маму, что та купила порошковое молоко. Вдруг оно не станет маслом?

Тут мне пришла идея. Превращусь в черепашку-нинзя из мультфильма! И превратился.

Молоко мне нипочём. Я ловко забрался на краешек кувшина и спрыгнул вниз. Теперь мне никакая мухобойка не страшна! Я уже на улице, во дворе. Посмотрел по сторонам. Качели вдалеке есть, а Машки нигде нет. Солнце светит. Травка зелёная. Хорошо!

Тут на меня упала тень. Я посмотрел вверх. Лучше бы не смотрел. На меня пикировал громадный голубь! Не успел сделать и шагу, как меня охватили сильные когти, и я оторвался от земли. Всё выше и выше!

– Эй, голуби не хватают никого с земли! – крикнул я голубю.

– А я – боевой голубь! – ответил мне голубь Машкиным голосом.

– И что ты будешь делать? – недоверчиво спросил я.

– Сброшу с большой высоты на камни, как сбрасывают орлы черепах, чтобы их панцирь раскололся. Черепашке – черепашья смерть!

«И где это она узнала про черепах?» – удивился я. Она же ещё в школу не ходит.

– Эй, я не обычная черепашка. Я черепашка-нинзя!

Мы кружили вокруг дома, и я стал искать глазами, где тут могут быть камни, чтобы на всякий случай запомнить дорогу домой.

– У меня и панциря нет! И камней вокруг нет!

– Ничего, я тебя на крышу дома сброшу. Посмотрим, выдержишь ли.

Голубь стал взлетать всё выше и выше. А я тем временем стал думать, в кого бы ещё превратиться. В птицу – из когтей не вырвешься, другое животное – разобьюсь ещё. Думал, думал, наконец, придумал.

Я стал маленьким тараканом. Они могут падать с большой высоты и не разбиваться. Выскользнул из когтей и полетел вниз.

Хорошо, что мы не улетели далеко от дома. Я упал на двор и скоро был уже дома. Прополз под столом, под креслом-качалкой и выбежал на середину комнаты. Шевелю усами и слушаю, нет ли шагов голубя или чего там ещё. Вроде тихо.

Посмотрел наверх. Теперь я посмотрел вовремя. Сверху на меня опускался огромный-преогромный тапок. Отскочив в сторону, я помчался в сторону ближайшей щели в деревянном полу. Ох, и узкая щель мне попалась. Доски покрыты лаком, и между ними щелей нет. Наверно, такая щель появилась, когда треснула высохшая доска. Но ничего. Щель, как щель. Зато безопасно.

Хлоп! Тапок шлепнулся. Затрясся пол. А мне всё равно!

– Тут ты меня не достанешь, тапок! – я радостно шевелю усами, даже немного выбрался наружу.

Тапка нет. Наверно, Маша ещё во что-то превратилась. Тревожно смотрю по сторонам.

И тут смотрю, наша Маша рядом стоит. Маленького роста, чуть больше меня. В красивом белом платьице, на голове белоснежный платок, на ногах – белые колготки и белые-белые туфельки. Вылитая невеста.

– Маш, ты чего так нарядилась? – спрашиваю.

– Сейчас узнаешь – отвечает она и улыбается.

Подходит ко мне и носком туфельки начинает водить по полу. Где она провела ногой, на полу остался белый след, как след дорожной разметки на асфальте. Она провела круг вокруг моей щели, отошла в сторонку и стала ждать.

Я сидел в щели, сидел. Наконец, мне надоело, и я вылез.

– Ты чего тут нарисовала? – подошел к щели и потрогал белый след ногой. На всякий случай понюхал. Вроде ничего. Вязкий такой и без запаха. – Чего так нарядилась? Кого изображаешь?

– А это, Колечка, я в «Машеньку» нарядилась. Мелок такой от тараканчиков. Кто на него наступит, сразу подыхает.

Тут мне стало страшно. Хочу ей ответить, в кого-нибудь превратиться, но не могу. В глазах потемнело и в ушах зазвенело.

Сильно так зазвенело. Заткнул руками уши, а всё равно звонит и звонит.

И тут я проснулся. Протянул руку, выключил звенящий будильник. Зевнул. Посмотрел вокруг. На соседней кровати заворочалась Машка.

«Ай да Машка!» – подумал я. Как ты меня поймала! Ничего, следующей ночью мы с тобой поквитаемся! Я вздохнул, слез с кровати и пошёл собираться в школу.