Тихий ужас



Дубина Наталья — Тихий ужас

Сашка сидел над домашним заданием и недовольно цокал языком. Мама подходила к закрытой двери, прислушивалась, но слышала только равномерное цоканье. Через закрытую дверь мама спросила:
– Саш? Ну как там с уроками? Закончил?

Сашка что-то пробормотал, и мама сказала:
– Не слышно, Саш. Я зайду, ладно?

– Заходи, – угрюмо сказал Сашка и уставился в тетрадку.

Мама зашла в комнату и присела на диван. Сашка будто бы невзначай прикрыл тетрадку рукой. Мама спросила:
– Так что там с уроками? Может, помочь?

Сашка покачал головой и всхлипнул.

– Ну что такое? – возмутилась мама. – Задание какое было?

Деваться было некуда. Сашка вздохнул, достал дневник и протянул маме. Мама прочитала запись и удивлённо посмотрела на Сашку. Тот пожал плечами.

– Напишите про семью плохо? – недоверчиво сказала мама. – Что это?

– Что-что… Такое задание… – пролепетал Сашка.

– Ну-ка, – сказала мама. – Покажи, что ты написал там в тетрадке?

Сашка замотал головой и навалился на тетрадь всем телом. Мама выдёргивала тетрадку и приговаривала, что ругаться не будет, только посмотрит. Пришлось уступить. Мама посмотрела на тетрадку и прочитала: «Мама ну просто ужасная».

– Саша! – закричала мама. – Как это понимать?

– Ты обещала, – обижено сказал Сашка.

– Одним нам тут не разобраться, – выдохнула мама и решительно вышла из комнаты.

Папа нависал над дневником, как орёл. Бабушка крепко держала дневник в руках. Мама всё повторяла «ну просто ужасная», «надо же!» и «как вообще можно было додуматься до такого!» в разных вариациях.

Папа строго спросил:
– Сергей Петровича задание?

Сашка пожал плечами – мол, чьё ещё.

– Надо жаловаться, – сказала мама.

– Напишите про семью плохо, – перечитывала бабушка.

– Толку жаловаться? – сказал папа. – Учитель года, что вы! Новейшие разработки! Передовые технологии!

– Напишите про семью плохо, – повторила бабушка.

– Я не виноват… – бормотал Сашка.

– Напишите про семью плохо, – прочитала бабушка и улыбнулась.

Папа отобрал у неё дневник, помахал им и сказал:
– Давайте уже напишем чего-то, что ли?

Мама пожала плечами:
– Давайте.

Бабушка улыбалась.

Мама попросила:
– Саш, только зачеркни про ужасную, пожалуйста.

Сашка покорно зачеркнул. Папа ходил по комнате и думал вслух:
– Папа… поздно просыпается… Не помогает делать мне уроки… Любит футбол…

– Надо про плохое, папа, – напомнил Сашка.

– Да, да, – согласился папа и зашагал по комнате молча.

Бабушка схватила Сашку за плечи, посмотрела пристально и сказала:

– Про меня что-нибудь напиши.

Сашка написал: «Бабушка старая».

– Это плохо, – довольно согласилась бабушка.

Было так поздно, что у Сашки стали слипаться глаза. Папа всё ходил по комнате и предлагал варианты, мама спорила, бабушка улыбалась. В Сашкиной тетрадке было только два предложения. Одно, зачёркнутое, про маму, второе, незачёркнутое – про бабушку. Папа рассказывал про себя ужасные вещи, что он замечает пыль и не вытирает, а мама говорила, что не так уж это плохо и ничего страшного, а вот она тоже иногда замечает и не вытирает, и это уж точно плохо, и тогда папа сказал, что ничего страшного…

И тут Сашка воскликнул:
– Я придумал!

И написал: «Моя семья такая плохая, что об этом даже писать нельзя».

– Вот молодец, – сказала мама. – Пойдёмте теперь чай пить.

Всем почему-то стало радостно, и улыбалась теперь не только бабушка, но и мама хихикала, и папа смеялся, и Сашке было хорошо. Они обнялись за плечи и еле протиснулись в дверь, чтобы пройти на кухню.

А мама всё весело приговаривала:
– Мы ужасные, просто ужасные!