Маленькое и ещё меньше



Петрушевская Людмила — Маленькое и ещё меньше

Маленький человек гулял за городом и размышлял, что ему незачем жить. Все его обижают, все считают его уродом. У него нет друзей! Никто не любит его (мама не считается).

Он думал, что наступит вечер, и надо будет незаметно броситься в пруд. Покончить с этим страданием. Он уже нашёл подходящий водоём и прохаживался неподалёку, ожидая темноты.

Пока что он присел на лужайке. Потом прилёг на бочок.

И вдруг маленький человек увидел Дюймовочку.

Он её едва мог разглядеть, она сидела на какой-то соломинке, как на бревне, закрыв ручками лицо. Видимо, она плакала. Но маленький человек не мог точно рассмотреть, плачет ли она.

Маленький человек осторожно вытащил носовой платок, расстелил его перед Дюймовочкой и пригласил её сесть на это огромное белое поле.

Его голос прогрохотал как гром.

Дюймовочка отказалась, замахала ручкой. И снова закрыла лицо.

Маленький человек тогда подумал угостить Дюймовочку ягодой и сорвал для неё землянику – Дюймовочка до неё бы не допрыгнула. Ягодка росла на стебельке, а для Дюймовочки это было целое дерево!

И ягода была тоже велика для неё, как арбуз для ребёнка.

А уж рука этого маленького человека и вообще: каждый его палец мог показаться ей чуть ли не с бревно.

Маленький человек осторожно положил огромную ягоду на белый платок.

Она красовалась, как арбуз на скатерти.

Дюймовочка не притронулась к землянике, она плакала, закрыв лицо руками. Теперь это было понятно.

– Что я могу для вас сделать? – прогремел как гром голос маленького человека.

Дюймовочка долго не отвечала. Маленький человек тоже осторожно молчал, не хотел ей мешать думать.

Наконец она закричала тонким голоском:
– Мне надо в тёплые края!

Маленький человек прогрохотал:
– А как?

Дюймовочка ответила как можно громче:
– Я заблудилась! Меня ждёт ласточка, а я не могу её найти. Она там, наверху, летает.

Маленький человек задрал голову и увидел множество ласточек в небе, они носились далеко в вышине, еле видимые.

Вечернее небо было розовое, и чёрные крошечные ласточки с большой скоростью рассекали это огромное пространство на невероятной высоте.

Как Дюймовочка собирается сесть на ласточку?

Это же невозможно! Они её просто не видят!

И потом, ласточки никогда не садятся на землю. Они же не куры и не вороны и даже не воробьи! Они птицы воздуха!

Но маленькому человеку очень хотелось помочь несчастной крошке Дюймовочке.

Он даже собрался ей сказать «давай я подниму тебя в небо», но потом раздумал: мало ли, поднимешь её на ладони, налетит ворона и склюёт.

Ласточки-то высоко, пока ещё нужная ласточка заметит маленькую девочку, а вороны вот они, пешком ходят и вообще сидят близко. Приготовились.

Нет, так не годится.

– Мне нужны какие-нибудь крылышки! – завопила еле слышно Дюймовочка. – Вы понимаете? Крылья!

Маленький человек стал оглядываться и заметил белую бабочку как раз с подходящими крылышками. Она финдиляла с цветка на цветок.

Но что теперь, хватать бабочку своими огромными пальцами? Отрывать у неё крылышки? Убивать бедную? Да Дюймовочке эти вырванные с мясом крылышки не пригодятся! Она – даже если возьмёт их в руки и начнет ими махать – никогда не взлетит. Это же глупость!

– Давай пойдём ко мне домой, – загрохотал голос маленького человека. – Я тебе там устрою домик с кроваткой. У меня мама очень добрая.

– А моя ласточка? Как меня найдёт ласточка? – прокричала Дюймовочка и, по всей видимости, опять заплакала. Во всяком случае, она закрыла лицо ручками.

Что же было делать?

– И потом, – вдруг закричала Дюймовочка, – там меня ждёт мой принц! Мне надо лететь! Надо успеть!

Действительно, маленький человек вспомнил ту детскую сказку. Дюймовочка в конце концов должна прилететь в страну эльфов.

Солнце уже склонялось, оставлять эту малютку на ночь не хотелось. Просто нельзя было!

– Идём ко мне домой, а завтра опять я тебя сюда принесу, – тихо, как можно тише сказал маленький человек, но голос его прогремел опять как гром.

– Не надо! Не надо! – заплакала Дюймовочка. – Меня не найдет ласточка! Мне надо вылетать сегодня!

– Что же делать, как же тебе помочь?

– Ты крикни: «Ласточки! Ласточки! Найдите ласточку Дюймовочки! Дюймовочка ищет её рядом с этим великаном!» Так крикни! Будь добр!

Маленький человек гаркнул изо всей силы:
– Ласточки!

Ласточки носились, посвистывая, высоко в вечернем небе.

– Ещё раз, – пискнула снизу Дюймовочка.

Маленький человек, напрягаясь, заорал ещё раз:
– Ласточки! Найдите ласточку Дюймовочки!

Ребята, которые гоняли мяч у пруда, прислушались и заинтересовались.

Маленький человек боялся их. Они его дразнили и иногда швыряли в него камнями. Некоторые дети, думал маленький человек, не понимают страданий других людей, хромых, безруких, слепых и неходячих, малорослых и великанов, им смешно при виде чужих болезней, они чувствуют себя гораздо сильнее при виде слабых и обездоленных, и им хочется проверить границы своей силы. То есть иногда бывает, что им хочется уничтожить всё непохожее, всё беззащитное. Во всяком случае, хотя бы поглазеть, показать пальцем и посмеяться. И они любят телепередачи, в которых люди неловко падают у всех на глазах.

Маленький человек испытал это на себе, он был совсем небольшой, не похожий на других, ростом с ребёнка, и некоторые дети – да и взрослые, – когда никто их не видел, испытывали желание его поймать, поиграть им и попробовать сломать, как чужую брошенную игрушку. Они не понимали, что он тоже живое существо, как и другие.

Но сейчас маленькому человеку было страшно не за себя. Ребята кричали уже поблизости. Они подхватили свой мяч и двигались по поляне целой стаей. Вот-вот они могли подойти.

Маленький человек присел около Дюймовочки и прошептал: «Ласточки меня не понимают. Твои ласточки не снижаются!» Тогда Дюймовочка крикнула: «А ты посвисти!» И она что-то там выдула с помощью пальцев из своего крохотного ротика. «Повтори», – сказал маленький человек и лег ухом поближе к Дюймовочке. Дети орали что-то друг другу, заранее смеясь, и шли убыстренными шагами, приближаясь. «Ну — повтори, я не слышу, как ты свистишь», – тихо произнес маленький человек.

И тут он услышал треск!

И немедленно кто-то вцепился ему в ухо, но не как хватаются ребята, а как своими мелкими острыми лапками корябает жук. Маленький человек испугался и хотел было схватиться за ухо и стряхнуть жука, но Дюймовочка закричала: «Моя ласточка! Ой! Сейчас! Сейчас!» И она вскочила на ножки, протянула ручки и полезла сначала по толстым пальцам маленького человека, а потом по его огромной руке, она бежала как могла быстро, домчалась до рукава и поползла по рукаву маленького человека наверх, к сидящей на его макушке ласточке. Ласточка цеплялась одной лапкой за его ухо, второй закрепилась в его волосах. Она трещала крыльями, балансируя в этой неудобной позиции.

Но уже слышался топот мальчишек, их возбужденные крики и ругань. Маленький человек хотел вскочить и убежать с Дюймовочкой на рукаве (она уже карабкалась близко к воротнику), но не мог – во-первых, они бы его догнали сразу и повалили бы, а во-вторых, ласточка бы улетела. А так она терпеливо сидела и ждала, взмахивая крылышками и уцепившись одной лапкой за его волосы, а другой за его ухо.

«Лилипут! – кричали мальчишки довольно близко. – Лилипут сбежал из цирка! Чё орёшь, лилипут! Он сбежал, надо его поймать!» Голоса их слышались довольно близко: «Вон он, тут, я вижу, держи его!» Дюймовочка не успевала добраться до ласточки, а маленький человек не мог пошевелиться, чтобы не спугнуть птичку, которая и так еле держалась. «Гля, на нем на башке сидит воробей! Смотри!» – завопил кто-то рядом.

И тут маленький человек посвистел то, что просвистела ему Дюймовочка. Он запомнил этот короткий мотив, эту маленькую песенку Дюймовочки. Фью-фью-фиии!

То есть: ласточка, ко мне!

Ласточка встрепенулась, быстро-быстро опустилась коготками по его шее, стараясь приблизиться к Дюймовочке, но подбежали мальчишки – и она вылетела прямо из их протянутых рук. Маленький человек упал на бок, свернувшись, и лежал тихо на своем платке. Руками он защищал голову. Так он делал обычно, когда на него нападали. Перед его глазами темнела, как большая капля крови, раздавленная ягода земляники на носовом платке. Ласточка улетела, усвистела вверх. Но Дюймовочка должна была еще ползти по рубашке с другой стороны. Она не успела добраться до ласточки.

«Он лежит, – сказал мальчик. – Чё ты лежишь?» – «Я сломал ногу», – прогрохотал маленький человек. – «Чё? Чё он сказал? Пищит чего-то!» – «Я сломал ногу», – закричал маленький человек. – «Поймал что?» – «Ногу! Он поймал ногу!» – засмеялся ещё один мальчишка.

«Позовите мне доктора! – громко-громко сказал маленький человек. – Скорая помощь!» – «А чё?» – «Видите, у меня сломана нога. Помогите мне. Воды, воды! Мне нужен врач. Помогите мне срочно!» Маленький человек знал, что дети не будут ему помогать и тем более не станут искать доктора в чистом поле. Им это скучно и неинтересно. Мальчики постояли, один из них дёрнул маленького человека за ножку: «Эта нога?» Потом он наступил ему на другую: «Или эта?» Все заржали. Кто-то пнул его в бок. Маленький человек не шевелился. Он закрыл глаза и лежал как мёртвый.

Тут засвистели с пруда. Ребят кто-то ждал там. Они тоже засвистели. Некоторые убежали. Маленький человек затаился, окаменел. Дюймовочка тоже затаилась, видимо. Ее не было видно мальчишкам. Иначе бы они её растоптали. Дюймовочка, наверное, спряталась за его воротником. Дети постояли ещё и убежали. Им всегда скучно, когда ничего не происходит. Лежит битый, просит врача, кому он нужен!

Подождав несколько минут, маленький человек осторожно спросил: «Дюймовочка, ты где?» – «Я тут», – ответила она близко у его уха. «Топни по мне ножкой!» – велел маленький человек. И тут же он почувствовал, как что-то шевельнулось в его воротнике: «Сиди там. Я сейчас встану». Он осторожно, держа ладонь у воротника, сел. «Держишься?» – прошептал он как можно тише в сторону своего воротника. «Не дуй так сильно, меня унесёт», – ответила Дюймовочка. «Садись ко мне на ладонь». – «А где это?» – «Вот посмотри. Я поднесу свою руку к тебе, к воротнику, и шевельну пальцем». – «Осторожно! – запищала Дюймовочка. – Ты сейчас меня задавишь этим бревном».

Наконец он почувствовал, что Дюймовочка забралась к нему на ладонь. Он на неё не смотрел, не поворачивал к ней своего огромного глаза, чтобы не испугать её. Он вытянул перед собой руку. Дюймовочка, в розовом платьице, в розовых башмачках и сама вся розовая, с блестящей короной на голове, сидела в его огромной ладони. На короне горели мелкие розовые бриллианты. Или это её так освещало красное заходящее солнце.

«Свисти!» – приказал ей маленький человек. Дюймовочка как-то поднатужилась, сунула в рот пальчики и тихо-тихо свистнула. Тут же ласточка присела на ладонь маленького человека, и Дюймовочка стала карабкаться, цепляясь за её огромные перья. А мальчишки с гиканьем, очень озабоченные, уже бежали к ним. Видимо, они всё-таки следили издали.

«Ты чё? Ты чё? Чё он? Почему воробей птица сел? А ну дай!» – вопили они, протягивая руки и подбегая. Маленький человек не мог пошевелиться. Дюймовочка была ужасно медлительной, еле-еле ползла по блестящим перьям ласточки. «Оп!» – рявкнул подбежавший парень, но маленький человек крикнул: «Ложись! Бомба!» Мальчишка оглянулся, и в этот момент ласточка взлетела. Неуклюжая Дюймовочка опять не успела забраться и упала на ладонь маленького человека. Он быстро-быстро сунул её в нагрудный карман своей рубашки. «Где бомба? – угрожающе спросил парень. – Ты чё?» – «Какая бомба?» – удивился маленький человек. «А вот сейчас я тебе дам, – заорал парень, – чё ты тут выступаешь? Бомба ещё. То скорая помощь, то бомба ему!» – «Я из цирка, ты знаешь цирк? – громко сказал маленький человек (это было его мечтой, выступать в цирке). – Приходи вечером на представление, – быстро говорил он. – Как твоя фамилия?»

Парни смотрели на него, медленно соображая, что к чему. «Я дрессировщик ласточек, – продолжал врать маленький человек. – Приходите вечером в цирк, я оставлю ваши фамилии на входе, вы пройдёте без билетов на верхние места». – «Чё? – спросил главный из ребят. – Чё он трындит? Ты чё, по шее захотел?» – «Как фамилия твоя?» – не унимался маленький человек. «Ну… Бябякин. Быбыкин!» Все заржали. «Так. Бябякин. А твоя?» – «Пискин!» Они хохотали, окружив маленького человека. «Вы что, не хотите вечером в цирк? Там выступают слоны, клоуны… Тигры. Бябякин, хочешь? На слонов посмотреть?» – «А чё? Какие? Ты кто?» – «Билет в цирк хочешь?» – «А чё?» – «Ну вот, – сказал маленький человек, – если вы хотите попасть в цирк, отойдите и садитесь. И тихо смотрите. А то мои ласточки, они хоть и дрессированные, но боятся людей. Сейчас будет репетиция». – «Чё? – спросили подошедшие парни. – Кто? Чё он?» Маленький человек строго сказал: «Сидеть!»

Главный, Бябякин или Быбыкин, оглянулся и что-то сказал парням. Это были огромные дети, почти все лет по десять-двенадцать. Они послушались его и сели один за другим. Они тихо пересмеивались. Маленький человек сунул руку в нагрудный карман, тихим шёпотом велел Дюймовочке забраться на ладонь. Почувствовал легкое щекотание и вытянул полузакрытый кулак из кармана. Потом он поднял руку и приоткрыл ладонь. «Свисти!» – велел он тихо. Это был смертельный номер. Парни напряглись, как собаки на охоте. Они могли раздавить Дюймовочку в одну секунду.

Но они не различали Дюймовочки. Она же была в розоватом платье и сама розовая, такая же, как ладонь маленького человека. Кроме того, закатное солнце всё перекрасило в розовый цвет – и лица мальчиков, и далёкие дома.

Опять защекотало в ладони. Дюймовочка, видно, точно так же, как раньше, сунула два пальца в рот и засвистела что есть мочи.

«Гля! – сказал один из ребят. – Птица летит!» – «Тише, – крикнул им маленький человек, – смотрите и не шевелитесь. Сейчас будет фокус». Тут же ласточка села ему на руку. Он стоял неподвижно, строго, как учитель, глядя во все глаза на парней. Те сидели молча и вытаращившись, только один, гадко улыбаясь, рылся в кармане штанов. Он доставал, как понял маленький человек, рогатку. «Это все убрать, – сказал маленький человек железным тоном. – Рогатку убрать».

Парни шевельнулись и покосились на своего товарища. Тот уже держал рогатку в одной руке и невольно посмеивался. Он доставал теперь из кармана что-то ещё, возможно, камень. Парни поняли и начали шарить вокруг себя. Один нашёл довольно большой голыш.

Дюймовочка, растяпа, опять никак не могла забраться на ласточку. Маленькое, слабое существо с крошечными ножками.

«Если он не уберёт рогатку, я не оставлю вам билетов. А сегодня вечером будет выступать самый большой силач мира Али Хан. Он поднимет две машины». Парень, однако, натянул рогатку. Никто не слушал маленького человека. Здесь, на поляне, парни сами были силачи и самые важные в мире. Они запросто могли растоптать маленького человека и его птицу. Зачем им нужен был Али, поднимающий две машины! Тут было интереснее!

Все смотрели то на парня с рогаткой, то на маленького человека и старались не ржать слишком откровенно, им было дико интересно и смешно, как от щекотки. Они буквально давились от хохота. Они, однако, понимали, что так поступать нельзя! И тем более это им втайне нравилось. Они, опустив головы, оглядывались по сторонам, не видит ли кто из взрослых их преступную затею.

Но никого не было.

Парень приладил камень к резинке, натянул её.

Дюймовочка всё щекотала ладонь маленького человека. Она ещё не забралась на ласточку. Та терпеливо ждала, присев, как верховая лошадь.

Парень натянул рогатку и выстрелил, и попал прямо маленькому человеку в лоб, потекла кровь.

Все загоготали, завозились.

Многие шарили вокруг себя в поисках нового камня.

Но маленький человек даже не вскрикнул, боясь спугнуть птицу.

Тем временем другие ребята тоже полезли в карманы, доставая рогатки. Раз этому было можно, то почему и нам не пульнуть?

Они, опустив головы, ржали до слёз. Один прямо упал и стал дрыгать ногами, показывая рукой на истекающего кровью маленького человека.

Стон стоял всеобщий. Прямо как на телевизионной передаче, где показывают падающего растяпу.

«Целься в него, в него, – говорили они друг другу. – В воробья. И в глаз ему, в глаз! Лилипуту!» Следующий камень угодил маленькому человеку в шею. «Слушай мою команду! – сказал он, не пошевельнувшись от нового удара, чтобы не испугать ласточку. Камень вспорол ему кожу, но не слишком больно. – Стрелять надо всем вместе, залпом. Так… Приготовились… Нет. Ты, вот ты! – закричал маленький человек. – Ты почему не готов? Натяни свою рогатку! А ты? Пискин!» Все опять повалились на траву, дрыгая ногами. Они кричали: «Ты пискин, пупискин!»

Потом они стали подниматься на ноги и образовали круг.

Маленький человек громко и очень ясно сказал: «Он целится в тебя сзади, смотри! Сейчас он разнесёт тебе голову! Он сейчас пульнет в тебя, тот, сзади. Смотри!» Бябякин обернулся, увидел стоящего позади Пискина с натянутой рогаткой и быстро, не успев подумать, дал ему в лоб кулаком. Тот ответил ногой. Все закричали. За Бябякина вступились двое, остальные начали колотить тех, кто им был ненавистнее (так это выглядело).

Слышались пыхтение, топот и крики.

Пока они выясняли кулаками, кто виноват, неуклюжая Дюймовочка забралась на ласточку.

Видимо, та поняла, что дело сделано, и встала в полный рост, выпрямив лапки (маленький человек не видел ничего, он стоял с поднятой рукой, тем более что кровь заливала ему глаза), а потом ласточка с силой оттолкнулась от ладони маленького человека и, царапнув его коготками, подскочила и унеслась.

Маленький человек с трудом встал на ноги, поднял с земли платок с красным пятном посредине, вытер им кровь с лица и шеи, отряхнулся, глядя на дерущихся, и неторопливо пошёл прочь.

Солнышко почти садилось, где-то в вышине улетала на ласточке Дюймовочка, парни же не на шутку разодрались, но это уже было их дело.

И маленький человек решил вскоре пойти в цирк и попроситься там на работу.

Он уже давно хотел быть уборщиком у слонов, но его не взяли из-за малого роста. В цирке люди простые и прямо называют вещи своими именами. Они сказали ему, чтобы он валил домой, у них не лилипутский цирк!

Но теперь маленький человек запомнил дюймовочкин свист, которым она подзывала ласточек. Это был бы единственный номер в мире – дрессированные ласточки!

Правда, для такого фокуса надо бы было ловить ласточек и держать их в клетках – на это маленький человек, он это сразу понял, пойти не мог. Он слишком полюбил ту ласточку, которая доверчиво сидела у него на голове. Хотя он её так и не увидел вблизи.

Он теперь собирался предложить цирку номер на вольном воздухе – как он, маленький человек, стоит один среди толпы в центре площадки высоко над городом, как он свистит еле слышно, и к нему на ладонь садится птичка, которая никогда ни к кому не сядет!

Но рогатки! У людей могли быть рогатки!

Тогда надо было бы просить, чтобы зрители, выйдя из цирка, крепко взялись бы за руки. В этом случае ни один из них не полез бы в карман за рогаткой.

Так он придумывал, взволнованно представляя себе своё будущее.

Он даже хотел уже сейчас свистнуть тем особенным свистом, которому он научился от Дюймовочки, и посмотреть, что из этого выйдет, – но потом он передумал, сообразив, что а вдруг та улетевшая ласточка услышит (у них очень хороший слух) и вернётся с полдороги и опять сядет ему на голову со своей недотепой Дюймовочкой!

Он решил подождать до завтра.

Завтра ласточка с Дюймовочкой уже будут очень далеко, на пути в тёплые края.

Какое счастье, что он их спас, думал маленький человек.

Вот я молодец, думал маленький человек впервые в жизни. Он шёл по огромной поляне, освещённой низким вечерним солнцем, и радовался. Он как будто вырос! Его тень была огромной!

Мама часто говорила ему, что он молодец, но он не верил. Поскольку мама его любила, как никого в своей жизни, и поэтому справедливо считала, что он добрый, умный, красивый и молодец.

Все мамы такие.

Так что маленький человек не верил в мамины слова.

А вот теперь поверил.

Он маленький, но мало ли маленьких в мире! И кошки, и собаки, и младенцы, и птицы ещё меньше него. А бабочки? И все они живут и хотят добра. И им можно помогать и их защищать.

А кто помогает другим, становится больше и сильнее. Это проверено.

Надо стать птичьим доктором, решил маленький человек. Закончить школу, это раз. Поступить в институт учиться на птичьего доктора. А потом лечить соловьев, орлов и сов, и даже ворон, а уж ласточек особенно!

И он, высоко подняв голову, пошёл домой к маме. На всякий случай он снял запачканную кровью рубашку и остался в одной майке.

И мама ничего не заметила, она, как всегда после разлуки, сказала, открыв ему дверь: «Как ты вырос!»

Но потом, вглядевшись, мама закричала: «Ты вырос, ты действительно вырос! Что-то случилось, да? Тебе встретилась волшебница, да?» И тут мама, которая никогда не проронила ни единой слезинки, кивнула сама себе и радостно заплакала.