Бегемотовый мех



Клюев Евгений — Бегемотовый мех

На вешалке висели шубы, потому что на улице была зима, и гости в них пришли. Висеть было довольно скучно, но шубы умеют только висеть, а больше ничего не умеют. Вот они и висели себе на вешалке.

Между прочим, шубы эти стоили ужас как дорого – почти все по несколько тысяч. А послушать только, что они говорили, так прямо оторопь брала от того, как они важничали!

– Я не привыкла к такой тесноте, – постоянно вздыхала Песцовая Шубка. – У нас дома для меня специально отведен целый шкаф, где меня держат в полиэтилене, потому что боятся запылить! А тут стиснули со всех сторон…

– Да уж, – подхватывало Норковое Манто, – здесь ужасно тесно. Но еще страшнее духота. На меня перед выходом чуть ли не целый флакон духов вылили – и что же? Я всё равно задыхаюсь от посторонних запахов.

– Теснота и духота – это еще терпимо, в крайнем случае, – тяжело вздыхала Накидка-из-Каракульчи. – Если бы не жара! Я не выношу жары, я умираю… – И Накидка делала вид, что падает без сознания. Конечно, упасть она никак не могла: её крепко поддерживали плечики из очень прочного дерева.

– Считайте, что всем вам крупно повезло: вы как-никак в стороне висите – в тесном, как говорится, дружеском кругу. – Это вмешалась в разговор рыжая Лисья Куртка. – А меня повесили вместе с какими-то… в то время как дома меня хранят в чехле. Посмотрите, как на меня навалилась эта вот Шубка дикой расцветки!

Шубка дикой расцветки на самом-то деле едва касалась Лисьей Куртки, но, услышав замечание в свой адрес, постаралась отодвинуться как можно дальше.

– Извините, пожалуйста, – пробормотала она некрасивым жёстким голосом, и все повернулись к ней.

А вид у неё и в самом деле был довольно нелепый: её сшили из искусственного меха зелёного цвета и оторочили не то тесьмой, не то каким-то шнурком – во всяком случае, цвет оторочки был убедительно голубым.

– А что, разве сегодня приглашены все желающие? – как бы между прочим поинтересовалось Норковое Манто.

– Похоже, что так. – Песцовая Шубка пробуравила взглядом зелёный мех. Потом кашлянула и спросила. – Простите, голубушка, вы не из Африки?

– Нет, что вы! – приветливо ответила Зелёная Шубка. – Я из… другого места.

– А я думаю, что вы всё же из Африки: в наших краях я что-то не встречала зелёных пушных зверей.

Колкость Песцовой Шубки имела успех, причем громче всех хохотала именно она сама.

Зелёная Шубка смутилась, а потом решила: была, не была. И ровным, жёстким голосом произнесла:
– Да, я не из ваших краёв. Но и не из Африки. Я из Центральной Америки. А мех у меня… бегемотовый.

На какую-то минуту шубы словно языки проглотили. Потом Лисья Куртка сказала не очень уверенно:
– Мне казалось, что у бегемотов нет меха… мне казалось, что они лысые.

– Вам казалось, – ответила Зелёная Шубка. – Да и откуда вам знать про бегемотов… в ваших-то краях! Все бегемоты, которых я знаю, покрыты как раз зелёной шерстью и похожи на лужки.

– Это ложь, – перебило её Норковое Манто. – Я видело бегемотов в кино, они голые и блестят. Они живут в воде.

– Вы ошибаетесь, – мягко поправила Норковое Манто Зелёная Шубка. – Бегемоты живут на небе. Они летучие.

– Вероятно, это какие-то совсем последние сведения, – сказала Накидка-из-Каракульчи.

– Нет, просто это совсем последние бегемоты, – возразила Зелёная Шубка. – Одного из таких бегемотов я час назад привязала к водосточной трубе возле дома, а то они имеют обыкновение улетать, эти бегемоты.

– Что ж, посмотрим, когда будем выходить, – коротко пообещала Лисья Куртка, а у Зелёной Шубки душа ушла в пятки.

Некоторое время компания обсуждала бегемотов с зелёной шерстью, а спустя час-другой полные дамы вывели свои шубы на улицу. Зелёная Шубка вышла вместе с ними – и все увидели, что принадлежит она совсем молодой девушке с весёлыми глазами. На улице Зелёная Шубка даже зажмурилась от страха: вот уж сейчас ей скажут всё, что о ней думают. Жалкая врунья!.. И зачем только она придумала про зелёных бегемотов!

Впрочем, ни одна из шуб не проронила ни слова – и тогда Зелёная Шубка осторожно открыла глаза: маленький бегемот, поросший зелёной шерстью и похожий на лужок, приветливо махал ей крылышками возле водосточной трубы, к которой он был привязан не то тесьмой, не то каким-то шнурком ослепительно голубого цвета. Для убедительности бегемот громко кукарекнул. «Ну, это уж слишком!» – со смехом подумала Зелёная Шубка из искусственного меха.