Караматэ



Лобода Ирина — Караматэ

Рубрика: Клуб шерстяных человечков

– Караматэ, – прокричал спикировавший за моей спиной попугай. – Ложись, стрелять буду!

Я оглянулась. Зелёный попугайчик сидел, крутя головой и раздражённо перебирая лапками.

– Маценапа, – закончил свой странный монолог болтливый пернатый.

– Не удивляйтесь, – сказала мне вошедшая хозяйка, – болтает что попало.

– А что это за странные слова, похожие на японский язык?

– Не знаю, сам придумывает…

– А насчёт стрельбы?

– А… это он вчера с дедом смотрел детектив, там и нахватался.

– Сколько же он знает слов?

– Да кто его знает, никто не считал.

– Как же вы его такому научили? Мы своего предыдущего обучали по специальной программе, но впустую.

– Ну, у нас зато другая проблема. От его болтовни болит голова. Всем и всему подражает. Талант, но утомительный талант. Вот на днях нам привезли мебель, так пока грузчики вносили и протискивали её через узкие проёмы дверей, Кешка сидел в клетке внимательно-притихший. Но после их ухода уже три дня подряд мы слушаем их мнение о нашей квартире, сложных разворотах и обо всём остальном. Причём Кешка орёт с таким азартом, будто сам таскает тяжести.

Я с восторгом слушаю о полюбившейся птичке, ведь здесь я нахожусь не случайно.

Прочитав в газете о распродаже волнистых попугайчиков, моя ребятня решила ещё раз попытать счастья в обучении пернатых.

У хозяйки, кроме болтуна, их оказалось более десяти. Но они нас уже не интересовали.

– Продайте нам Кешу. Назовите любую цену, мы согласны.

Немного посомневавшись и поторговавшись, хозяйка даёт добро. Мы быстро забираем испуганного говоруна, боясь, что хозяйка передумает.

В новой квартире Кеша молча просидел три дня. Нахохлившись, он раздражённо перебирал клювом перья, стараясь не смотреть в нашу сторону. Как видно, ни мы, ни наша квартира ему не нравились. Посоветовавшись, решили выпустить его из клетки. Время было обеденное, и за столом как раз собралась вся семья.

Выход на волю длился несколько секунд. Пропикировав несколько раз над нашими головами, зелёная злючка уселась посредине стола. Быстро пробежав между тарелками, подскочила к моей руке и больно ударила клювом.

– За что? – только и успела воскликнуть я.

«За все!» – всем своим видом говорил попугай, бегло заглядывая в незащищённые тарелки. Быстро перекусив, Кешка уселся на спинку стула и впервые за это время заговорил. И тогда мы поняли, что время он зря не терял: тонким высоким голосом он начал своей рассказ на странном «японском» языке, сотрясая комнату эмоционально-выразительной речью.

Мы притихли. Что-то знакомое проскальзывало в его выступлении, но в чём была загвоздка, поняли лишь тогда, когда через малый интервал Кешка неожиданно сменил тональность.

– Камаца фаря, – сказал он низким, глуховатым голосом моего неразговорчивого мужа.

Вот тут-то всё и прояснилось. Именно так мы разговариваем между собой: долго и быстро я и односложно он. Внимательная птаха правильно уловила не только наши интонации, но и черты характера.

Так постепенно новый жилец осваивал нас, нашу квартиру и быт. С удовольствием летая по комнатам, он делал временные передышки на запасных аэродромах – наших головах и плечах. Особое место было отведено кухне, где, наблюдая за руками, он щебетал мне в ухо:
– Шинкуешь?

– Шинкую, шинкую, – отвечала я общему любимцу, при этом стараясь угостить чем-нибудь вкусненьким.

– Спасибо, – говорила благодарная птичка, заглядывая в очередную кастрюлю.

Вот так у нас появился новый член семьи, иначе его и не назовешь. Как и у прежней хозяйки, он пересказывал телевизионные передачи, дразнил детей и просто от души говорил. Причём во всю глотку.

Но у нас от него голова не болела.