Влюбленный Сеня



Роньшин Валерий — Влюбленный Сеня

Рубрика: Клуб Летучая мышь

Один мальчик по имени Сеня влюбился в одну девочку по фамилии Мякишева. Казалось бы, какие проблемы? Ну подойди ты к предмету своей любви, как все нормальные влюбленные делают. И скажи ей ласково: «Люблю, сохну, сейчас сдохну». Но Сеня был не из таких. Он предпочитал ходить за Мякишевой на расстоянии и молча страдать.

Идет, к примеру, Мякишева с подружкой в кино – и Сеня с ними. Но на расстоянии. И в кинотеатре на расстоянии сидит. Мякишева с подружкой – на пятом ряду, а Сеня – на первом. Все зрители с интересом кино смотрят, а Сеня с любовью смотрит на Мякишеву, повернувшись затылком к экрану. Старушка, сидящая рядом с Сеней, говорит ему: «Мальчик, смотри на экран». А Сеня ей резонно отвечает: «За свои деньги куда хочу, туда и смотрю», – и продолжает на Мякишеву пялиться.

А еще Сеня любил Мякишеву после школы домой провожать. Тоже, естественно, на расстоянии. Шел за ней и с любовью глядел ей в спину. А когда Мякишева скрывалась в своем подъезде, Сеня начинал с любовью глядеть уже на окна квартиры, где жила Мякишева.

Короче говоря, влюбился парень по самые уши, а то и по самую макушку. Дело дошло до того, что Сеня даже есть перестал. Вместо этого он начал писать стихи. Вот такие:

Утром я не завтракаю,
Потому что думаю о тебе.

Днем я не обедаю,
Потому что, думаю о тебе.

Вечером я не ужинаю,
Потому что думаю о тебе.

Ночью я не сплю,
Потому что есть хочется.

Сене по ночам действительно очень есть хотелось. Все-таки он был человек, хоть и влюбленный. И вот как-то раз ночью лежит Сеня на кровати и вспоминает, что в холодильнике – тоже лежит – пирожок. С капустой. И так Сене захотелось этот пирожок слопать, ну прямо сил нет. Встал Сеня с кровати и прошлепал босиком на кухню. И вдруг видит – на столе тарелка стоит. Но не обычная, а летающая. По-научному такая тарелка называется НЛО, то есть Неопозанный Летающий Объект. «Бли-и-н, – думает Сеня, глядя на энэлошку, – наверное, у меня глюки от голода начались».

А из тарелки тем временем вылезают инопланетяне (точно такие, каких обычно в кино показывают) и говорят Сене:
– Приветствуем тебя, житель Земли. Мы прилетели из далекого созвездия Антракс. Не хочешь ли отправиться вместе с нами по бескрайним просторам Вселенной к нашему созвездию, чтобы увидеть нашу планету – Эллонию.

– Нет, – отвечает Сеня, – я хочу увидеть Мякишеву.

Инопланетяне тут же достали свои инопланетянские карты и попросили Сеню показать, в какой именно точке Вселенной находится планета Мякишева.

– Да это не планета, – говорит Сеня, – это девчонка из моего класса. Она в соседнем доме живет.

– Хорошо, житель Земли, полетели в соседний дом, – согласились инопланетяне и уменьшили Сеню до своего инопанетянского размера.

Поднялась летающая тарелочка в воздух и полетела к соседнему дому. Сеня только командовать успевает:
– Направо… налево… а теперь вон в ту форточку…

Влетела энэлошка через форточку в комнату, а в этой комнате Мякишева спит и десятый сон видит.

Сеня тут же, по своей привычке, начал с любовью глядеть на спящую Мякишеву. Смотрит, смотрит – прямо насмотреться не может. И вдруг Сеню осенило: ведь он сейчас маленький-премаленький, а Мякишева большая-пребольшая, и поэтому он может смело поцеловать ее в губы – Мякишева всё равно ничего не почувствует.

И малюсенький Сеня стал карабкаться на огромную Мякишеву, прямо как альпинист на горную вершину. Докарабкался до лица. А лицо у Мякишевой, с точки зрения крохотного Сени – ну просто ни в сказке сказать, ни пером описать, а еще проще – полный отпад. Нос – как гора, а ноздри – как две пещеры. И ветер со свистом завывает: ССССССС… СССССССС… – это Мякишева так дышит, вдыхая и выдыхая воздух. Вдохнула она в очередной раз – и Сеню, как пушинку, затянуло в её правую ноздрю. Так бы влюбленный Сеня и сгинул в ноздре у своей любимой, если бы, на его счастье, спящая Мякишева в этот момент не чихнула: АП-ЧХИ-И-И!.. Сеня со скоростью ракеты вылетел из носа Мякишевой и ка-а-а-к шмякнется на мякишевские губы! Только он собрался их поцеловать, а тут Мякишева возьми да и зевни сладко во весь рот. Почва под ногами у Севы разверзлась, и бедный влюбленный провалился в бездонную пропасть. С воплем ужаса: ААААААААААААААА… он полетел прямиком в желудок к Мякишевой. Но и на сей раз ему повезло. Мякишева, подавившись Сеней, закашлялась: КХА-А… КХА-А… КХА-А… (Для малюсенького Сени эти «кха-кха» звучали, как мощнейшие раскаты грома). На этот раз Сеня вылетел изо рта Мякишевой и шмякнулся ей на щеку. А Мякишева спросонья решила, что это комар ей спать мешает, да ка-а-а-к хлопнет себя по щеке. Так бедного Сеню и прихлопнула…. Хорошо ещё, что не насмерть.

После таких катаклизмов (или проще говоря – заморочек) у Сени всю любовь к Мякишевой как ветром сдуло. Он кубарем скатился к инопланетянам и сказал:
– Ладно, пацаны, летим на вашу Эллонию. Но только к обеду мне надо на Землю вернуться. Мама обещала блинчики с творогом приготовить.