Подозрительный кот; О птичках



Трубленко Илья — Подозрительный кот; О птичках

Художник: Киселева Лилия

Подозрительный кот

Однажды, прогуливаясь по лесу в поисках съестного, мышь наткнулась на нечто полосатое. Она обскакала Полосатое со всех сторон и спросила:
– Позвольте узнать, а кто вы?

– Я – кот, – сказало Полосатое и заурчало так, что у мыши заложило уши.

«Нет, не кот это. Коты, они, конечно, большие, но всему есть предел! Это что-то подозрительное».

– А позвольте поинтересоваться, чем вы питаетесь?

– Ну, спросила! Косульками, там, кабанчиками… когда как. А в чём собственно дело?

– Да нет, так, интереса ради…– сказала мышь, а сама призадумалась: Кот! Как же, «кабанчиков, косулек»! Как бы не так!

– И в чём, всё-таки, дело? – Оживился «кот».

– Да великоват ты для кота.

– Но, посмотри: усат, хвостат и когти втягивать умею, мурлычу (видела сама). И чем не кот?! Скажи, в чём дело.

– Коты меньше косули, меньше кабана, они не могут есть их даже при большом желании! К тому же, бабушка моя из городских была, и от неё я слышала не раз, как выглядят коты. Но ты – не кот, а кот – не ты! Скорее на коня походишь.

– Какой я «конь»?! Ну, что по твоему обозначает «кот»!

– Коты мышей едят! – Пискнула мышь и топнула обеими лапками.

– Так не беда, – сказал ей «кот» и тут же съел её.

В калач свернулся на траве и сладко заурчал.

О птичках

Один воробей сел на крышу и начал точить об неё клюв. Огляделся и заявил:
– Я самый первый воробей! – Сказал и стал орлом.

Прилетел второй воробей, посмотрел на это дело, поточил клюв о крышу и тоже сказал:
– Я самый первый воробей! – И тут же превратился в обезьяну.

Прилетел третий воробей, глянул, что творится, и сказал:

– Я самый первый воробей! – Но ничего не произошло. Тогда он снова сказал: – Я самый первый воробей! – Опять ничего. Он повторял это до тех пор, пока не превратился в попугая.

Тут на крышу выскочила кошка, и воробьи улетели.