Коньки



Заяц Виктор — Коньки

Как только ударили морозы, и в городе стали готовить лёд, Колька принялся выпрашивать у мамы канадские коньки с клёпаными лезвиями. Он каждый день приходил в спортивный магазин и подолгу стоял у витрины. Колька убеждал маму, что такие коньки есть почти у всех ребят, и ему стыдно за то, что он один, как сирота, стоит в валенках на воротах.

Наконец, за неделю до Нового года, мама сказала:
– Вот если до праздника не получишь ни одной двойки, так и быть, подарю тебе коньки.

Колька твёрдо пообещал:
– Не получу!

Но очень скоро сообразил, что проучиться неделю без двоек для него, Коли Пузакова, дело совершенно не реальное. А так хотелось в каникулы ходить с ребятами на каток и играть в хоккей.

Но, будучи двоечником, он всё же был человеком рассудительным, находчивым и не мелочным.

– Если не избавиться от школы – плакали мои конёчки, – рассуждал Колька. – Прогулять не получится, а притворяться всю неделю больным невозможно. Уже пробовал.

Он действительно в первом классе хотел уйти с уроков, и притворился, что заболел. Но медсестра его разоблачила и привела в класс.

– Головой крутит, – жаловалась она учительнице. – И говорит: «У меня голова кружится».

«Ну что ж, думал Колька. – Придется заболеть по-настоящему. Только бы до физкультуры дотянуть».

А уроки физкультуры были последними.

«Только бы дотянуть!» думал Колька и дотянул.

На перемене он подошел к Витьке и сказал:
– Витька! Давай простудимся и заболеем!

– Зачем? Всё равно скоро каникулы.

– А так на неделю больше!

– Давай.

Физкультура проходила в лесу, за стадионом «Авангард». Нужно было бегать на лыжах вокруг озера. Кто пробегал три круга, того учительница отпускала кататься с горы.

Колька с Витькой лыжи-то принесли, но быстренько зарыли их под большим дубом на краю леса. А потом и сами стали по очереди закапываться в снег, но не под дубом, а возле лыжни. Они были партизаны.

Как только пробегал кто-нибудь из одноклассников, Колька с Витькой с криками «Ура! За Родину!» на него набрасывались и валили в снег. Девочки громко пищали, но на самом деле были рады и спешили поскорей опять попасть в засаду. Потом Кольку ранило, и Витька волоком тащил его через всё озеро в полевой госпиталь.

– Потерпи, командир, – говорил Витька. – Ещё немного осталось.

– Брось меня здесь, – отвечал Колька. – Мне не дотянуть.

Но до горки они всё же дотянули. А как дотянули – воткнули в вершину палку, будто это земная ось, объявили себя белыми медведями и стали тереться об неё спинами. Они налепили снежков и сказали, что это полярные яблоки. Пока Витька эти яблоки ел, Колька бегал вокруг на четвереньках, рычал и набрасывался на всех, кто к Витьке приближался.

Хоть уроки давно кончились, мало кто из ребят пошёл домой, все по-прежнему веселились на горке. Расходиться начали только в сумерки.

– Тебя проняло? – спрашивал Колька.

– Нет, – отвечал Витька, стуча зубами.

– И меня не проняло.

– А давай тогда закаляться! – придумал Витька.

– Зачем?

– Чтоб заболеть!

– Давай, – ответил Колька, хотя вовсе не хотел закаляться, он замёрз и думал поскорей пойти домой. – Витька! – сказал он. – А мы лыжи найдём?

– Не знаю, – ответил Витька. – Побежали быстрей, пока совсем не стемнело!

Целый час ребята в потёмках лазили по сугробам, но лыжи найти не могли. Витька плакал:
– Меня мамка убьёт! Лыжи новые!

– Может, под тем дубом? – говорил Колька.

Но под тем дубом тоже не было.

И когда Витька уже совсем замерз, и ему стало всё равно – накажет его мама или нет, Колька закричал:
– Нашёл!

Уставшие, но очень довольные ребята вышли из леса.

Утром Колька проснулся с надеждой, что у него поднялась температура. Он долго держал градусник под мышкой то с правой, то с левой стороны. Но градусник упрямо показывал 36 и 6. Это была первая неудача начавшегося дня.

Утро было сырым и пасмурным. С крыш капало, снег таял. «Наверное, и каток растаял», думал Колька, плетясь в школу. Теперь он уже не знал, хорошо это или плохо.

Вторая неприятность случилась в начале урока, девочки сообщили Катерине Ивановне, что Витька Зайцев простудился и заболел.

– Повезло! – прошептал Колька.

На уроке изучали материк Австралия. Катерина Ивановна задавала ребятам вопросы о природе этого материка, его географическом положении, населении. Колька всё это время успешно прятался за спинами ребят, но вдруг услышал:
– Коля Пузаков, расскажи нам, пожалуйста, о животном мире Австралии.

– В Австралии животный мир такой… – начал Колька. – Там животные все помешанные и сумчатые, например, утконос.

Колька, надеясь заболеть, не выучил ни одного урока и был рад, что хоть что-то ответил.

– Ты, наверное, хотел сказать, что животные в Австралии редкие, а не помешанные.

– Да! Редкие.

– Ну, продолжай.

Колька никак не ожидал, что Катерина Ивановна заставит его продолжать. Он напрягся и сказал:
– Ещё там есть летучие мыши… Летучие лисицы… – Потом помолчал и добавил: – И летучие зайцы.

Мало того, что Колька получил двойку, так ещё и опозорился на весь класс.

На втором уроке был диктант, назывался он «Зимой на катке».

– Как назло, – ворчал Колька. – Не могли тему другую найти!

На большой перемене случилась драка. Колька, хоть и не был зачинщиком, в драке принимал активное участие. В результате ему в клочья изодрали тетрадь по музыке. Колька сидел и рыдал. Если бы порвали тетрадь по математике или по русскому языку, он бы и не огорчился. Но тетрадь по музыке была единственная, где у него были только четвёрки и пятёрки. А ребята Кольку жалели, и некоторые дарили ему новенькие тетрадки. Он тетрадки собирал, аккуратно подписывал и складывал в портфель, но рыдать при этом не переставал.

На уроке истории Колька опять опозорился. Он сказал, что древние славяне обрабатывали землю тракторами.

А на математике Колька понял, что терять уже нечего, и принялся безобразничать. Добезобразничался до того, что учительница поставила ему двойку и выгнала из класса.

После уроков Колька не пошёл в спортивный магазин – сразу отправился домой.

Возле дома его встретила бабушка:
– Беги скорей в молочный и купи сметаны!

Пошёл Колька в молочный, а бабушка вдогонку:
– Банку не разбей и деньги не потеряй!

Прошло много времени, а Кольки всё не было. Сначала бабушка на него сердилась, а потом стала переживать. И, когда магазин закрылся на обед, отправилась на поиски внука.

А Колька в это время уныло бродил возле магазина. Выяснилось, что он, во-первых, разбил банку, а во-вторых, потерял все деньги.

– Балбес! – сказала бабушка и пошла домой.

Кольке было всё равно, балбес он или нет. Он до самых сумерек провалялся на диване, ни о чем не думая и ничего не желая.

Пришла с работы мама и спросила:
– Ты чего в потемках валяешься?

– Ничего, – ответил Колька.

Мама включила свет, внимательно на него посмотрела и сказала:
– Мне принеси дневник, а себе поставь градусник.

Через пять минут Колька лежал в постели, напичканный лекарствами. Ему было плохо. Пришла тетя Наташа с третьего этажа и сделала Кольке укол. От этого стало легче, но не особенно.

Когда тетя Наташа ушла, мама спросила:
– Нарочно вчера по сугробам лазил, чтоб заболеть?

Колька промолчал. Тогда мама пошла в маленькую комнату и чем-то там долго шуршала. А, когда вернулась, в руках у неё были коньки, именно те, которые Колька так вожделенно рассматривал.

Проболел он не одну, а три недели, как раз все каникулы. Каждый день Колька надевал коньки и бродил в них по квартире.

А Витька, наоборот, выздоровел очень быстро. Все каникулы Витька проводил с ребятами на катке. Когда Колька об этом думал, он вздыхал и говорил:
– Повезло.