Рэй Бредбери — Включите ночь



Вайнер Борис — Рэй Бредбери — Включите ночь

Жил-был мальчик, который не любил Ночь.

Он любил лампы, и люстры, и фонари, и факелы, и свечи, и светильники, и молнии, и маяки. Но не любил Ночь.

Его можно было увидеть в столовой, и в спальне, и в коридоре, и в кладовке, и в чулане, и на чердаке. Но никто и никогда не встречал его на ночной улице.

Он терпеть не мог выключатели. Потому что они только и делали что всё выключали: жёлтые лампы, и зелёные, и белые, и свет в гостиной. И свет в вестибюле, и свет в комнатах. Он не смог бы даже прикоснуться к выключателю.

И ни за что на свете не вышел бы погулять во двор, если за окном было темно.

Он был ужасно одинок и несчастен. Он мог только глядеть на других детей, играющих летней ночью на лужайке. Им там было очень весело – в темноте, и рядом с ней, и под светом фонарей.

А где был наш малыш?

В своей комнате. Со своими лампами, и фонариками, и свечками, и светильниками. И с сам собой.

Он любил только солнце. Жёлтое солнце. И не любил Ночь. И когда наступало время родителям обходить дом, чтобы погасить в нем все огни…

Один за другим.
Один за другим.
Свет на веранде,
свет в гостиной,
тусклый
и яркий,
свет на лестнице
и в кладовке…

Тогда малыш прятался в постель.

Единственным окном в городе, которое светилось поздней ночью, было его окно.

Однажды, когда отец малыша уехал, а мать легла спать рано, он бродил по дому один. Один-одинёшенек во всём доме.

Ох, как он хотел, чтобы свет зажёгся снова!
Свет в гостиной,
на веранде,
в кладовке,
тусклый
и яркий,
свет на кухне
и даже на чердаке!

Чтобы казалось, будто весь дом в огне!

Он был один в полутёмном доме, а вдалеке, на ночной лужайке, играли дети. И смеялись.

И тут малыш услышал негромкий стук в окно.
Там было что-то тёмное!
Стук в парадную дверь.
Там было что-то тёмное!
Стук в дверь чёрного входа.
Там было что-то тёмное!
И вдруг кто-то сказал «Привет!»
И малыш увидел рядом девочку.

Среди сияющих ламп,
и огней,
и отблесков,
и бликов…

– Меня зовут Ночная Тьма, – сказала она.

У неё были тёмные волосы, и тёмные глаза, и платье на ней было тёмное, и туфельки.

Но лицо её светилось, как луна, а в глазах мерцали серебристые звезды.

– Ты одинок, – сказала она.

– Мне хочется к ребятам, – сказал малыш. – Но я не люблю Ночь.

– Просто ты плохо с ней знаком, – сказала девочка. – Смотри!

Она погасила лампу в прихожей.

– Ты думаешь, я выключила свет? Ничего подобного! Я просто включила Ночь. Её можно включать и выключать, как обыкновенную лампочку! Тем же самым переключателем!

– Никогда не думал об этом, – сказал мальчик.

– А если ты включишь Ночь, ты заодно включишь и сверчков!

И лягушек!
И звёзды!
Настоящие звёзды.
Блестящие звёзды,
голубые
и любые!

Ведь небеса – это дом, где зажигаются
огни на веранде,
огни в гостиной,
и в зале и в кладовке,
розовые,
красные,
зелёные,
голубые,
жёлтые огни,
и молнии,
и огоньки свечей!

Но всё это только если включить Ночь.

Потому что кто же может услышать сверчков, когда горит свет?
Никто.
А лягушку?
Никто.
А увидеть звёзды?
Никто.
А луну?
Никто.

Подумай о том, что ты теряешь! Приходила ли тебе в голову мысль, что ты можешь

включать сверчков,
и лягушек,
и звёзды,
и прекрасную огромную белую луну?

– Нет, – сказал мальчик.

– Так давай попробуем!

И они попробовали.

Они бегали вверх и вниз по ступенькам, включая Ночь. Включая тьму. Позволяя Ночи поселиться в любой комнате…

Как лягушке.
Или сверчку.
Или звезде.
Или луне.

Они включили сверчков.

И лягушек.

И белоснежную, нежную, как сливочное мороженое, луну.

– Знаешь, мне это нравится, – сказал мальчик. – А можно мне всегда включать Ночь?

– Ну конечно! – ответила девочка, которую звали Ночная Тьма.

И исчезла.

Сейчас мальчик счастлив.

Он любит Ночь.

Вместо выключателя света у него теперь есть Включатель Ночи.

Он полюбил переключатели.

И убрал подальше лампы, и фонари, и свечи.

Летней ночью, если захочешь, ты сможешь увидеть его

включающим белую Луну,
и красные звёзды,
и голубые звёзды, и зелёные, и золотистые,
и серебристые,
включающим лягушек, сверчков и саму Ночь.

Он бегает по ночной лужайке вместе с другими счастливыми детьми.

И смеётся.