Как Сена с Архимедом пересекаться не хотела



Смолицкий Сергей — Как Сена с Архимедом пересекаться не хотела

Рубрика: Мастер каверзных вопросов

Вовкин голос в телефонной трубке звучал возбужденно:
– Дядь Сережа, а как будет – река, протекающая через столицу Франции, из четырёх букв?

– Сена, Вовка.

– Не, я тоже думал – Сена, я в словаре нашел. Она не подходит. Вторая буква должна быть «рэ».

– Во-первых, не «рэ», а «эр». А во-вторых, ты что-нибудь напутал. Через столицу Франции – Париж – протекает Сена. Так что – привет.

Минут через десять Вовка звонил уже во входную дверь.

– Можно?

– Заходи.

Вовка с порога протянул мне журнал с кроссвордом. Я посмотрел – отгаданных слов было совсем мало.

– Ну, и где твоя река?

– Тут.

Не отгаданная Вовкой река располагалась по вертикали. Второй буквой она пересекала вписанное по горизонтали слово «Архимед».

– Вовка, тут же написано – «великий ученый-медик эпохи Возрождения». Разве Архимед – ученый-медик?

– Конечно.

– С чего ты взял?

– А бабушка мне часто стишок про него говорит, когда хочет, чтобы я днем спать лег:

После сытного обеда
По закону Архимеда
Полагается поспать.

– Да нет, Вовка, в этот стишок Архимеда просто для рифмы вставили. Архимед жил в древней Греции и был физиком и математиком.

– А закон Архимеда – он про что?

– А про него другой стишок есть. Его школьники придумали, чтобы запомнить этот закон:

Если тело вперто в воду –
Выпирает на свободу
Весом выпертой воды
Объёма, впёртого туды.

Вовка смеётся больше от обилия неправильных слов – видно, что суть сказанного до него не дошла.

– А как по правде этот закон сказать?

– «На тело, погружённое в жидкость или газ, действует выталкивающая сила, направленная вертикально вверх и равная весу вытесненной телом жидкости или газа».

– А как это понять?

– А это так понять, что когда ты свое тело погружаешь в ванну, вода вытесняется наверх, так?

– Ага. Я один раз так вытеснил, что к Макеевым протекло.

– Ну, если не плескаться, то вытеснишь ты всегда одинаково – такой же объём, как твой собственный. А когда сидишь в ванне по горлышко, пробовал себя на руках приподнять?

– Совсем легко.

– Вот и Архимед свой закон открыл в бане. Он тоже сидел в ванне, решал одну задачку и приподнимал себя на руках. Почувствовал, что стал легче, и увидел, как уровень воды в ванне поднимается и опускается навстречу его движениям. Тогда он понял, что это вытесненная вода его поддерживает. Выскочил из ванны и голый помчался домой.

– Почему голый?

– Потому что спешил скорее записать новый закон. Бежал и кричал: «Нашёл! Нашёл!»

– И написал, как вы сказали?

– Нет, Вовка, он тогда написал по-другому: «Твердые тела, более легкие, чем жидкость, при погружении в жидкость стремятся кверху с силой, равной разности между весом жидкости, взятой в объёме этих тел, и весом жидкости.

Тела же, тяжелее жидкости, опущенные в неё, погружаются всё глубже, пока не достигнут дна. Пребывая в жидкости, они теряют в своём весе столько, сколько весит жидкость, взятая в объёме этих тел». Понял?

Вовка старательно вникает в сказанное мной. Чтобы помочь ему, я повторяю старую формулировку закона несколько раз, и мы приходим к выводу, что все, написанное Архимедом больше двух тысяч лет назад, в общем-то, понятно.

– Только двух вещей Архимед тогда не учел.

– Каких?

– Во-первых, выталкивают кверху не только жидкости, но и газы.

– И воздух?

– И воздух.

Вовка крутит головой, хлопает глазами и шевелит пальцами – он старается ощутить – выталкивает его кверху воздух, или нет.

– Что-то не чувствуется.

– Конечно, не чувствуется. У тебя объём – литров тридцать, значит – выталкивающая сила, которая на тебя действует – около сорока граммов. Такая сила слишком мала, чтобы её ощутить. А большой воздушный шар может несколько человек поднять. Он стремится вверх, потому что на него действует Архимедова сила, из-за этого и называют полёты на воздушных шарах воздухоплаванием. Шар легче воздуха, и он в воздухе плавает так же, как пробка в воде.

– А еще что он неправильно написал?

– Я не сказал, что неправильно. Но вода-то не всегда одинаково весит, а этого Архимед не знал. Холодная вода тяжелее тёплой. И солёная тяжелее пресной.

– Ну и что?

– А то, что в океане вода располагается слоями, которые не смешиваются между собой. На глубине примерно в тысячу метров начинается слой более холодной воды. Она плотнее, чем теплая вода, расположенная выше. Поэтому тела, которые тонут в теплой воде, дойдя до холодного слоя, останавливаются и до дна не доходят.

– Так и плавают посередине?

– Так и плавают.

– Значит, Архимед-то ошибся? Он же написал, что они будут погружаться, пока не достигнут дна.

– Но он написал: тела, тяжелее жидкости. А я тебе говорю про тела, которые тяжелее той жидкости, которая наверху, но легче той, которая внизу.

Вовка замолкает, осмысливая коварное поведение тел в жидкостях. Мне интересно: какой вопрос будет следующим? Ждать приходится недолго:
– А кто же тогда – «великий ученый-медик эпохи Возрождения» из семи букв, вторая «е»?

– Наверно, Везалий.

Вовка смотрит в кроссворд, шевелит губами и соглашается:
– Наверно. А какой он закон открыл?

– А об этом, Вовка, в другой раз.