Батончики



Антонова Ирина — Батончики

Второй день Андрей влюблен в Ёлкину, а она и не догадывается. Признаться? Но как? Что-то мешало подойти и сказать: «Ёлкина, я тебя люблю». Наконец, его осенило.

На большой перемене Андрей вынул из портфеля горсть «Батончиков» и подозвал Серёжу. При виде конфет глаза у того радостно заблестели.

– Отнеси Ёлкиной, – попросил Андрей. И Серёжин взгляд мигом потух, как пламя спички от сквозняка.

– А сам-то ты чего? – насупился Серёжа.

Андрей не ответил. Он продолжал напутствовать друга.

– Слышь, Серёга! Она начнет есть, а ты спроси: «Ёлкина, ты любишь «Батончики»?» Она ответит: «Люблю». Тогда скажи: «А Андрей любит тебя». И слово в слово запомни, что она тебе на это скажет. Понял?

Серёжа вытаращил глаза, ничего не понял, но согласно кивнул.

Андрей облегченно вздохнул:
– Ну, дуй! А я тебя здесь подожду.

Ёлкина доедала последнюю конфету, когда Сережа уныло спросил:

– Ёлкина, ты любишь «Батончики»?

– Не-а. Терпеть не могу! – и облизнула выпачканные конфетами губы.

Серёжа возвращался не спеша.

– Ну что? – едва не задохнулся вопросом Андрей.

– Все слопала, – и Серёжа сглотнул слюну, – в пять секунд. И ни одного не оставила.

Андрей досадливо отмахнулся.

– Сказала что? Любит?

Серёжа покачал головой:
– Терпеть, говорит, не могу.

Андрей ничего не ответил, только крепко сжал кулаки.

А после уроков он нагнал уходящую домой Ёлкину, забежал вперед и торжественно громко сказал:
– Ёлкина, и я тебя ненавижу!