Спортивная жизнь



Онисимова Оксана — Спортивная жизнь

Тапочки проснулись оттого что кто-то стонал.

– Ах-ой-о-оо-ох, – доносилось с нижнего этажа галошницы. – О-е-е-ей!

Тапочки испугались.

– Что это? – спросил левый.

– Кто это? – спросил правый.

– Это новые бутсы, – ответили сверху мамины сапоги.

– Какие бутсы? – удивились тапочки.

– Футбольные. У них сезон начался. Мышцы болят, – объяснили сапоги.

Надо сказать, что тапочки ничего не понимали. Какой сезон? Какие мышцы? Почему они болят? Но они очень хотели спать, и пусть бы этот сезон, от которого стонут по ночам, сейчас сразу и закончился. Все это они, высунувшись со своего этажа прокричали бутсам вниз. Но стоны не прекратились, и даже стали еще жалобнее.

– Нет, – вмешались снова мамины сапоги, – сезон только летом закончится. Летом у нас каникулы. Они в лагерь едут, а мы на антресолях живем.

– И что? – спросили тапочки в ужасе. – До лета они так и будут?!

– Нет, – ответили сапоги, – скоро перестанут. Это они с непривычки.

Действительно, на следующий день бутсы стонали громче, через день еще громче, а потом перестали.

– Натренировались, – объяснили сапоги, – теперь будут охать.

Да, характер у бутс был, честно сказать, тяжелый. Они возвращались с тренировки, залезали в галошницу и жаловались:
– Болят шнурки,– говорил один.

– Шнурки болят, – соглашался другой.

– Подошва отваливается.

– Задник погнулся.

– Что за жизнь!

– Ну что вы все жалуетесь! – не выдержали как-то раз тапочки. – Сколько можно ныть!

Бутсы как будто этого и ждали:
– Да?! – закричал один. – А вы идите, побегайте по грязи и лужам. Посмотрим, что от вас останется.

– Мы все промокли, – добавил другой.

– А то сидят тут в тепле, на улицу не выходят, – бушевал один.

– Мы – домашняя обувь, – оправдывались тапочки.

– Вот и помалкивайте, – приказал левый бутс. – Были бы на нашем месте, от вас давно бы и стельки не осталось. А мы! Мы добываем славу на полях спортивных сражений! – бутс надулся и очень гордился собой. – А всякие там домашние…

Тапочки уже были сами не рады, что связались с такими склочными бутсами. Они давно молчали, а бутсы еще долго возмущались, обращаясь уже ко всем жителям галошницы.

– Не обращайте внимания, – прошептали тапочкам ботинки, – это у них амбиции. В спорте без них нельзя.

Но вот однажды бутсы вернулись домой в прекрасном настроении.

– Как я его, а? – радовался один.

– А я! Ты видел, видел? – ликовал другой.

– А мой удар! И прямо в ворота, куда же еще!

– А этот, ты видел, видел! Бежит прямо на меня. А я его обвел справа, тоже мне игрок! Салага!

Вся галошница притихла и слушала их разговор.

– Что произошло? – робко спросили мамины сапоги.

Довольные бутсы посмотрели друг на друга, потом на своих соседей.

– Ну это… Как его, – мялся один.

– Ну там, это самое, – мямлил другой.

– Ну, в общем, мы победили!!! – сказали они хором, и вся галошница взорвалась аплодисментами. В эту ночь бутсы заснули счастливыми.

Шло время. Бутсы уже совершенно перестали стонать и охать по ночам. Иногда они приходили уставшие и сразу засыпали, иногда они приходили злые, и все знали, что игра не удалась. Но все чаще и чаще они приходили счастливые. Время летит очень быстро, и скоро кончился спортивный сезон. Бутсы отправились на антресоли, а к осени нога у мальчика выросла, и ему купили новые. Как-то раз бабушка разбирала антресоль и нашла бутсы: «На помойку!» – сказала она решительно. Бутсы почувствовали, как болит душа. Они прижались друг к другу, стараясь поддержать один другого и утешить.

– Может, все не так страшно, – говорил один

Но второй отвечал:
– Нет, помойка – это очень, очень страшно!

Но мальчик услышал бабушку и сказал:
– Не надо, бабушка, на помойку. Пусть они будут у нас. Ведь в них я первый раз стал чемпионом.