Редиска



Куликова Раиса — Редиска

– У нас за окном в большом ящике растёт редиска. Мы с мамой поливаем её по очереди.

Что-то мне совсем надоёло её поливать, – говорит мама, – а это значит, нашу редиску пора есть!

Ура! Пора! Ура! – и я встала на стул, и осторожно вырвала все редиски. Целых три штуки!

– Отменный урожай! – сказала мама, потирая руки. – Смотри, какие они красавицы!

И точно. Редиски были новенькие, блестящие, красные, а носики – длинные, чумазые. В земле. Я мурлыкала от удовольствия и мыла редиску. Мама мурлыкала и резала её. А потом и ботву она порезала. Оказывается, редискину ботву можно есть, если ботва выращена собственными руками. Мама полила наше кушанье жирной струей сметаны, а я стала все перемешивать. Мама смотрела, а я всё перемешивала и перемешивала. Перемешивала и перемешивала. А она бегала вокруг меня и причитала:
– Ну, сколько можно? Хватит! У меня уже слюнки текут!

– Пожалуйста, – согласилась я и положила ложку.

Три вареничные розетки, в которые мы положили нашу редиску, стояли на столе и улыбались нам тремя глазами, а мы им – своими четырьмя. А потом мама отрезала два больших ломтя чёрного, ещё тёплого, хлеба. А я положила эту теплоту на белоснежную салфетку.

Свою редиску я съем за своих родителей, – сказала мама, – ведь если бы не они, меня бы не было на этом чудесном свете! – и мама съела редиску, заедая каждый её сочный кружочек тёплым хлебом.

– А свою редиску я съем за тебя, – сказала я, – ведь если бы не ты, меня бы тоже не было на этом весёлом свете.

– А третью редиску за что будем есть? – спросила меня мама.

– За то, что Бог родил нас, как матрёшек, друг из друга!

– Матрешка ты моя любимая! – и мама обняла меня, а я маму. Так мы и стояли обнятые… Наверно, год. А когда вспомнили про редиску, её уже не было. Зато на нашем окне облизывался коммунальный кот, Семён Горыныч. Он даже камень может съесть, если камень с краешка сметаной помазать.