Облако отплыло одиноко



Федин Сергей — Облако отплыло одиноко

Рубрика: Словарево

Держу пари, что ты не раз слышал этот забавный стишок:

Четыре черненьких чумазеньких чертенка
Чертили черными чернилами чертеж.
Чертили чрезвычайно чисто!

Буква ч, с которой начинаются все слова в этих трех строчках, превращает весь стих в этакий маленький веселый пыхтящий паровозик – чу-чу-чу, чу-чу-чу, чу-чу-чу…

А в этом задумчивом стихотворении Льва Яковлева все слова открывает уже буква У, такая же длинная и тянущаяся (У-у-у…), как и ненасытный «герой», о котором идет речь:

Устал удав –
уснул, устав.

Прямо не по себе становится, как подумаешь, от чего это собственно устал удав. Ужас!..

Вот видишь, как много может всего только одна буква, особенно если она стоит в начале слов! Оказывается, такого рода стихи, рассказы или просто предложения «на одну букву» давно известны в литературе и называются тавтограммами, что в переводе с греческого означает «тежебуквицы».

Первые, довольно робкие, тавтограммы были придуманы две с лишним тысячи лет назад, а уже через несколько столетий появились даже поэмы на одну букву. Например, в 1530 году некий монах написал грандиозную поэму «Pugna porcorum» (т.е. «Битва свиней»), все слова в которой, как и в названии, начинались на латинскую букву p. Ну а в русском языке буква п – наверное, самая любимая у мастеров тавтограммы. Именно она используется в древней тавтограмме «Петр Петрович»:

Петр Петрович пошел погулять,
Поймал попугая – понес продавать.
Просил полтину – получил половину.

А вот начало целого рассказа (я нашел его в журнале «Абажур») на букву п, придуманного таким же школьником, как и ты:
ПЕЛЬМЕННЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Простоватый Петя, повар «Пельменной», приготовил пухлые, приятно пахнущие пельмени. Подле пасся подхалимный пес Полкан, постоянно прося подачки.

Прижимистый Петя положил псу пять пельменей, переживая. Петя понимал: пельмени подлежат подаче посетителям «Пельменной».

Пес Полкан проглотил пельмени, повизгивая, потом подождал, поворчал, показал Пете пустую плошку, пустую пасть, пытаясь понять, почему Петя перестал подкидывать пельмени.

Петя прикрикнул: «Подлиза! Подлец! Поди прочь! П-п-п-шел!»

Погрустневший Полкан понял, попятился, притаился, потом прилег под перекладиной посудной полки…

Впрочем, писать тавтограммы «на п» не так уж и сложно, ведь слов на эту букву больше всего. Гораздо интереснее придумать что-нибудь эдакое с другим началом. Вот, например, грустная тавтограмма на подпрыгивающую, «буратинную» букву б:

Больной беззубый Буратино
Бродил, бедняга, без ботинок…

Кстати, еще одну тавтограмму на эту букву ты, сам того не ведая, знаешь как пословицу:
Береженого бог бережет!

Ну а в этой «звериной» тавтограмме А. Кондратова буква з только усиливает «нечеловеческое» звучанье зоопарка:
ЗОО-ЗВУКИ

Зубр заревел.

Заливается зяблик.

Зебра заржала.

А почему, собственно, первая буква в словах должна быть одинакова, подумал я, прочитав эти и многие другие тавтограммы. Последние буквы ничуть не хуже! И тут же мне пришла в голову строчка, в которой все слова кончаются на букву и:
Хиппи и панки ломали танки

А поэт Герман Лукомников, прочитав эту концевую тавтограмму, решил примирить первые и последние буквы слов и придумал начально-концевую тавтограмму, в которой все слова начинаются на букву с, а кончаются на букву о (другая его строчка такого рода в заголовке этой заметки):
слово сломало стекло

Но что там одна и та же буква в начале или конце слов! Есть, оказывается, тавтограммные «монстры», в каждом слове которых повторяются уже три или даже четыре буквы! Например, такая тройная супертавтограмма:

Стремительные странницы стрекозы…

В общем, стоит только увлечься тавтограммами, и они уже тебя не отпустят. Попробуй сам! А для начала продолжи «жуткий» рассказ про Винни-Пуха:
Винни-Пух вышел в восемь вечера. В воздухе веяло весенней вкуснятиной. Вдруг Винни вздрогнул. Возле…