Лукавая рыба хариус



Яхнин Леонид — Лукавая рыба хариус

На Иванов день оводы слетаются. И разбойничают. Литыми пулями впиваются они в тело, кровянят руки, ноги, живот. То и дело на реке слышатся оглушительные шлепки – прихлопываем на себе этих бандитов. А Николаю хоть бы что. Стоит по колено в воде. Застыл с удочкой: хариуса хочет.

На стремнине вода тянется, будто резиновая. Вот-вот, кажется, лопнет натянутая её поверхность, и откроются рыбьи горбатые спины. А пока хариуса я не видывал. Но по имени представляется он мне рыбой большой и тяжёлой. Вон как на середине реки играет! Взовьётся, мелькнёт в глазах серебристым отблеском, и бегут широкие круги. У меня в руках тоже удочка. Хороший прут срезал Николай. И червяка игривого насадил.

Овод ходит вокруг меня, опутывает игривыми нитями полёта. Прицеливается. Мешает следить за бегущим по быстрой воде поплавком. Честно говоря, нетерпелив я. Не могу стоять памятником. То на соседний омуток перебреду. А то и совсем про поплавок забуду. Взгляд мой перебрасывается на дальний берег. Он опрокинулся в реку вместе с чернеющими елями, ладными столетними амбарами, неожиданно возникшим на гребне грузовиком. Высыпают, вываливаются из отражённого кузова доярки, кувыркаются их цветные отражения в воде, чуть ли не на острие ёлок. Скорая вода рябит, рвёт упавший в неё берег, но не сдвинет с места ни грузовик, ни кустик, ни ёлочку. А грузовик сам взревел и укатил, увёз с собой отражение.

– Эгей! – весело кричат доярки. – Не агит ли бригада едет?

– Она! – отзывается Николай, следящий за подводным хариусом.

Пора, пора нам оставлять безнадёжное занятие. Вон уже и Валя помахивает гитарой. Хочется ей спеть дояркам ласковую песню своим суровым голосом. Солнце, светившее всю ночь, всю белую северную ночь, набрало утреннюю силу, греет воду, усыпляет неведомую мне рыбу хариуса. Натягиваются бегущие струйки воды, словно гитарные струны. Звенит река, большая обрисованная берегами гитара.

А хариус? Что ж хариус. Попробовал я его у гостеприимной Ольги. В слабом рассоле плотно лежали небольшие, с ладонь величиной, рыбки. Таял во рту хариус. А во мне звучала тихая мелодия реки, подхваченная гитарными переборами, мычанием сытых коров и разбойным гудением оводов.