Ворон



Козлов Сергей — Ворон

Посыпал мелкий снежок, потом прекратился, лишь ветер слабо раскачивал верхушки деревьев.

Трава, неопавшие листья, ветви, – всё поблекло, посветлело от холода.

Но лес стоял ещё большой, красивый, только пустой и печальный.

Ворон сидел на суку и думал свою старинную думу.

«Опять зима, – думал Ворон. – Опять снегом всё заметёт, завьюжит; ёлки заиндевеют; ветки берез станут хрупкими от мороза. Вспыхнет солнце, но не надолго, неярко, и в ранних зимних сумерках будем летать только мы, вороны. Летать и каркать».

Надвинулись сумерки.

«Полетаю», – подумал Ворон. И неожиданно легко соскользнул с насиженного места.

Он летел, почти не двигая крыльями, чуть заметным движением плеча выбирая дорогу между деревьев.

«Никого, – вздыхал Ворон. – Куда они все попрятались?»

И действительно, лес был пуст и сер.

– Сер-р-р! – вслух сказал Ворон.

Он опустился на старый пень посреди поляны и медленно повернул голову с синими глазами.

– Ворона, – сказал Ёжику Медвежонок.

– Где?

– Вон на пне.

Они сидели под большой ёлкой и глядели, как лес заливают серые сумерки.

– Пойдем с ней поразговариваем, – сказал Ёжик.

– А что ты ей скажешь?

– А ничего. Позову чай пить. Скажу: «Скоро стемнеет. Пойдёмте, Ворона, чай пить».

– Идём, – сказал Медвежонок.

Они вылезли из-под ёлки и подошли к Ворону.

– Скоро стемнеет, – сказал Ёжик. – Ворона, идёмте чай пить.

– Я Вор-р-рон! – медленно, хрипло сказал Ворон. – Я чая не пью.

– А у нас – малиновое варенье, – сказал Медвежонок.

– И грибки!

Ворон смотрел на Ёжика с Медвежонком старинными, каменными глазами и думал: «Э-хэ-хэх!..»

– Я чая не пью, – сказал он.

– Мёдом угощу, – сказал Медвежонок.

– А у нас и брусника, и клюковка, – сказал Ёжик.

Ворон ничего не сказал.

Он тяжело взмахнул крыльями и поплыл над поляной. В густых сумерках с распростертыми крыльями он казался таким огромным, что Ёжик с Медвежонком даже присели.

– Вот это птица! – сказал Медвежонок. – Будет она с тобой чай пить!

– Это он. Ворон, – сказал Ёжик.

– Всё равно птица. «Позовём, позовём!» – передразнил он Ёжика. – Позвали.

– Ну и что? – сказал Ежик. – Он привыкнет. Представляешь, всё один и один. А в следующий раз – обязательно согласится…

Уже почти в темноте Ворон летел над полем, видел какие-то далёкие огоньки и почти ни о чём не думал, только широко и сильно подымал и опускал крылья.