Как Лапоть женился



Хуснутдинова Роза — Как Лапоть женился

Лежал под лавкой Лапоть. Как-то в избе открыли дверь, Лапоть пошевелился, потянулся и – прыг! – за дверь.

И зашагал по дороге, молодецки потягиваясь и распевая молодецкие песни.

Шел, шел, видит – лежит на дороге брюква, толстая, с хвостом, землёй вся перепачкана.

– Куда идёшь, лапоть? – спрашивает брюква.

– Да вот, жениться хочу, ищу себе жену, – отвечает Лапоть.

– Возьми меня в жёны, – говорит брюква.

– Больно толста ты, да ещё – с хвостом, да немытая! Нет, не возьму!

И Лапоть зашагал дальше, молодецки потягиваясь и распевая молодецкие песни.

Проходил мимо пруда, сидит на берегу жаба пучеглазая, комаров ловит. Высунет язык, сядет на него комар, тут жаба и проглотит его. Шлёп-шлёп, шлёп-шлёп, только и слышно.

– Куда идешь, Лапоть? – спрашивает жаба.

– Да вот, жениться хочу, ищу себе жену! – отвечает Лапоть.

– Возьми меня в жёны! – говорит жаба.

– Больно ты пучеглаза! – говорит Лапоть. – Да и комаров на тебя не напасёшься! Вишь, как языком шлёпаешь!

И пошел дальше.

Проходил мимо болота, видит – сидит на берегу кикимора болотная, волосы лохматые костлявой рукой расчесывает.

– Куда идёшь, Лапоть? – спрашивает кикимора.

– Да вот, жениться хочу, ищу себе жену, – говорит Лапоть.

– Возьми меня в жёны, – говорит кикимора, – будем вместе в болоте жить, раков ловить.

– Уж больно ты страшна! – говорит Лапоть. – Мне бы жену покрасивее!

– Это можно, – говорит кикимора, – сейчас сбегаю к лесному озеру, окунусь, писаной красавицей стану!

Побежала вглубь леса, Лапоть за ней, прибежали к лесному озеру, кикимора нырнула в воду, и вышла – писаной красавицей.

– А надолго ли? – сомневается Лапоть. – Может, с утра ты красавица, а к вечеру опять кикиморой станешь! Мне бы настоящую красавицу, чтоб не сомневаться!

И пошёл от болота прочь, но дорогу к лесному озеру заприметил.

Шёл, шёл по дороге, дошёл до города.

Вошёл в ворота, видит – все в городе плачут. Старые, малые, мужики, бабы, купцы, солдаты.

– Отчего все плачут? – спрашивает Лапоть у прохожего.

– Как не плакать! Заморский мудрец, то ли лекарь, то ли купец, посватался к царской дочери, а когда она отказала, обратил её, голубушку, в собаку с косматым хвостом! Теперь она целыми днями во дворце лает! А такая красавица была!

– А точно, что красавица? – спрашивает Лапоть.

– Портрет её на воротах дворца висит, царь заказал сделать портрет заморскому художнику, полказны за работу отвалил! Стоит она как живая, смотрит глазами лазоревыми, лучше этой красы в мире нет!

Пошёл Лапоть во дворец, дошел до ворот, видит – да, висит портрет. На нём – красавица, как живая, глазки у неё лазоревые, щёчки румяные, смотрит ласково.

Вошёл Лапоть во дворец – и там все плачут. Сидит царь на троне, плачет, вокруг приближенные плачут, у ног царя лежит собака, с косматым хвостом, на вид – страшная-страшная, но глаза – ласковые, лазоревого цвета.

– Кто такой? – спрашивает царь.

– Лапоть я, хочу жениться, выдашь свою дочь за меня замуж? – спрашивает Лапоть.

– Если вернёшь дочери её прежний вид – сыграем свадьбу, моё слово царское, неизменное! – говорит царь.

Подошёл Лапоть к собачке, посмотрел в её глазки лазоревые и шепчет тихонько:
– Ночью выходи из ворот, буду тебя ждать, отведу к лесному озеру, окунёшься в него и опять красавицей станешь!

А эти слова услыхал слуга царя – министр. Он и сам давно хотел жениться на царской дочери, но, когда она стала собакой – расхотел. Этот министр любил ходить в туфлях с бантиками, вот его и прозвали – Туфель с бантиком.

Увидел этот Туфель с бантиком, что дело может повернуться по-другому, тихонько пересказал царю подслушанный разговор и обещал избавить царскую дочь от Лаптя, когда тот дело сделает.

И когда ночью собачка, то бишь, царская дочь, вышла из ворот царского дворца, её поджидал Лапоть, и повёл он её к лесному озеру, за ними следом, прячась в темноте, шел Туфель с бантиком, с солдатами.

И когда дошли до лесного озера, собака нырнула в воду и вышла оттуда красавицей.

Тут Туфель с бантиком вместе с солдатами набросились на Лаптя, связали его, привели во дворец, бросили в подвал.

– Ну, что ж, дочь моя! – сказал дочери царь. – Вижу, ты опять красавицей стала! Пора замуж. Да не за какого-нибудь королевича заморского, а за нашего человека, за министра, вот он стоит перед тобой, Туфель с бантиком, всем хорош, а особо – верностью мне! Завтра сыграем свадьбу!

– А как же твоё слово царское, неизменное? – спросила дочь. – Ведь ты обещался выдать меня замуж за Лаптя?

– Да какой отец захочет видеть свою дочь замужем за лаптем? – рассмеялся царь. – Не выдумывай! Мы этот лапоть завтра на площади сожжём, при всём народе, чтоб неповадно было всякому лаптю являться пред царские очи! Да ещё свататься к царской дочери!

Но не знал царь своей дочери, ох, не знал! Хоть глазки у неё были ласковые, тихие, лазоревые, а характер – кремень! Что решит – то и сделает! И царская воля для неё не указ.

И когда наступила ночь, все во дворце уснули, царская дочь спустилась в подвал, выпустила Лапоть и сказала:

– Бежим из дворца! А то батюшка обещался сжечь тебя завтра на площади перед народом!

Посмотрел Лапоть в её глазки лазоревые и говорит:
– Спасибо тебе, красавица, за помощь, но зачем тебе бежать вместе со мной?

– Буду тебе женой! – твердо сказала царская дочь. И как только она произнесла эти слова, так Лапоть и обратился в доброго молодца: ростом с дуб, косая сажень в плечах, румянец во всю щёку, а на голове волосы – снопом пшеничным, улыбка на лице.

Тут царская дочь чуть без памяти не упала, от радости, но сдержала себя, спрашивает:
– Ты ли это, Лапоть?

– Я, – отвечает Лапоть, – из-за твоих ласковых слов снова человеком стал. А обратила меня в лапоть злая соседка, Костылиха, когда я мальчонкой в её сад залез, яблоки рвать. Десять лет лаптем пролежал в избе под лавкой, спасибо, вызволила!

Ну, наутро предстали царская дочь и Лапоть перед царём, видит тот – жених молодец молодцом, согласился на свадьбу.

А своего министра, Туфель с бантиком, царь сослал в болото, к кикиморе болотной: мол, будет тебе там жена, будете с ней вместе в болоте жить, раков ловить.

Зажил Лапоть с молодой женой в царском дворце припеваючи. В дорогом кафтане, обшитом золотом, серебром, ходил, на ногах сапоги хромовые, сафьяновые.

Но порой говорил царь жене:
– А не надеть ли нам, голубушка, на ноги лапти из лыка? А не отправиться ли нам в лес за ягодой-малиной?

В такой день царь с царицей, и все приближенные, и жители царства надевали на ноги лапти из лыка и отправлялись в лес за ягодой – малиной.

Таков был теперь обычай.

Лапти в царстве очень почитали.

Говорят, царь с царицей жили долго и счастливо, чего и вам желаем!