На главную страницу
КНИГИ
КОНТАКТЫ
АВТОРЫ
ХУДОЖНИКИ
АРХИВ
РУБРИКИ
ПРОЕКТЫ
Архив номеров/2002/#5

Клюев Евгений — Оловянная ложка, мечтавшая о Барселоне


Неизвестно, откуда Оловянная Ложка узнала о Барселоне. Может быть, кто-нибудь при ней произнес однажды это слово. Но теперь, стоило только Оловянной Ложке удариться о край тарелки, она чётко выговаривала: «Б-а-р-с-е-л-о-н-а». Конечно, будь она серебряной или хотя бы мельхиоровой, слово звучало бы еще красивее, хотя… красивее и так уже не бывает.

Впрочем, что касается Серебряной и Мельхиоровой Ложек, то они никогда не произносили слова «Барселона» – ударившись о край тарелки, они обычно провозглашали: «Завтрак-завтрак!» или «Обед-Обед!», или «Ужин-ужин!», в зависимости от времени суток. И – никаких других слов, Боже упаси! Любые другие слова за едой Серебряная и Мельхиоровая Ложки считали просто неприличными и страшно, страшно возмущались, когда Оловянная Ложка позволяла себе произнести «Барселона». Это было нечто из ряда вон… Серебряная и Мельхиоровая Ложки зажимали уши, чтобы не слышать этой непристойности ни во время завтрака, ни во время обеда, ни уж конечно во время ужина. Подумать только, Барселона, а? Ужас какой!..

Вот и сегодня, ударившись о края тарелок, подруги провозгласили: «Завтрак-завтрак!», после чего тут же зажали уши, а Оловянная Ложка произнесла своё «Барселона», чего зажатыми ушами, конечно, не услышишь.

– Что такое «Барселона», Оловянная Ложка? – в который уже раз спросила глупенькая Белая Салфетка, на лице которой по причине глупости не запечатлевалось ни одной морщины.

– Я не знаю, – терпеливо отвечала Оловянная Ложка. – Барселона – это просто моя мечта.

И всем уже давно и хорошо известный разговор начинался сначала.

– Как можно мечтать о том, о чем не имеешь ни малейшего представления! – воклицала Мельхиоровая Ложка. – Я вот мечтаю о Большом Куске Жирного Мяса… но я о-о-очень хорошо знаю, что такое Большой Кусок Жирного Мяса.

– Это и я знаю, – грустно соглашалась Оловянная Ложка. –Потому и не понимаю, как можно мечтать о чем-нибудь подобном…

– В мире нет ничего, подобного Большому Куску Жирного Мяса! Большой Кусок Жирного Мяса бесподобен! – взрывалась Мельхиоровая Ложка, а Оловянная вздыхала и тихонько оправдывалась:
– Но ведь мечта – это что-то далекое, что-то недосягаемое, как… как Барселона!

Хоть и поздно, но почти успев, Серебряная и Мельхиоровая Ложки, давно уже наученные горьким опытом, молниеносно зажали уши.

Я знаю, что такое Барселона! – рассмеялся с дальнего конца стола появившийся на нем только сегодня Ослепительный Апельсин. – Барселона – это…

– Не надо, прошу вас! – взмолилась Оловянная Ложка. – Я не могу зажать уши: по отношению к вам, дорогой Ослепительный Апельсин, это было бы неприлично… Но и слушать вас я тоже не могу – иначе моё сердце разобьётся! Так неприятно узнать, что самая твоя большая мечта – это, например, невзрачное сооружение или, еще того хуже, какая-нибудь муха!

В ответ на это Апельсительный Ослепин… Ослепительный Апельсин вдруг повел себя совсем странно: он расхохотался и задрыгал ножками, которых у него не было!

– Но то, что называется словом «Барселона», – кричал он с дальнего конца стола, – ничуть не менее прекрасно, чем само слово!

Оловянная Ложка задумалась. И только после этого сказала:
– Всё-таки лучше… лучше не говорите! Я не хочу знать этого наверняка – иначе я не смогу жить без Барселоны.

– Как же это всё-таки глупо – мечтать! – фыркнула глупенькая Белая Салфетка. – Никогда не стану мечтать – мне гораздо больше нравится вытирать рты. Я занимаюсь этим с огромным, огромным удовольствием!

– А не надоедает ли это иногда? – осторожно поинтересовалась Оловянная Ложка, тут же смутилась и призналась. – Я вот тоже пыталась полюбить плавать в супе – и это так быстро мне наскучило… По-моему, самое печальное занятие на свете – плавать в супе. Ах, Барселона!

– До каких же пор! – теперь уже не на шутку рассердились Серебряная и Мельхоровая ложки: на сей раз они не успели зажать уши – вспомнив наконец, что у них вообще ушей нет.

На следующий день, когда Оловянная Ложка почему-то отсуствовала за столом, Серебряная и Мельхиоровая Ложки выведали у простодушного Ослепительного Апельсина, который пока еще не был съеден, что такое Барселона. Оказалось, что это город в Испании. Просто город в Испании – и ничего больше!

Вскоре все столовые приборы снова собрались вместе. «Обед-обед!» – звякнули Серебряная и Мельхиоровая Ложки, но ушей за неимением таковых не зажали, и… «Б-а-р-с-е-л-о-н-а!» – мечтательно прозвенела краем тарелки Оловянная…

– Барселона – это город в Испании! – в один голос выкрикнули соседки.

Оловянная Ложка ничего не успела ответить: её опустили в суп. Но там, в супе, представилось ей, что она большой корабль, который отправляется в Испанию… Вот её нагрузили картофелем, морковью, луком, петрушкой, вот её нагрузили рыбой – она отвезет всё это в Испанию!

– Ах Барселона, моя Барселона, я плыву к тебе! – крикнула она, вынырнув на поверхность и отчалила от берега – от края тарелки, в которую её окунули.

… А на следующее утро газеты сообщили, что никому не известная ложка без опознавательных знаков затонула вчера у берегов Испании под тяжестью груза.

И в этом не было ничего удивительного, потому что вчерашний рыбный суп впадал прямо в море.





Copyright РИГ "Наша Школа"
Все права защищены © 2002
книги контакты авторы художники архив рубрики проекты