Как я пил чай с Великим Сказочником Сергеем Козловым



Меньшов Виктор — Как я пил чай с Великим Сказочником Сергеем Козловым

Рубрика: Доска почета и уважения

Однажды я пил чай с Великим Сказочником. Я ворчал, жалуясь на что-то, он тоже ворчал, жалуясь на всё сразу. Мы оба ворчали и пили волшебный чай. А какой ещё чай можно пить в гостях у Великого Сказочника? Мы пили волшебный чай, я с замиранием сердца ждал, что вот-вот со мной начнёт происходить Волшебство, но ничего не происходило. Даже как-то неинтересно стало.

Присмотрелся я к Великому Сказочнику внимательнее. И что-то ничего особенно великого в нём не обнаружил. И чай у него не волшебный, и ростом он не так чтобы уж велик. Я как-то встретил Сергея Михалкова – так я ему ростом до коленки. А Сергею Козлову, у которого я пил чай, всего-то по плечо. А во мне роста – метр с кепкой, да и то – сильно выпрямившись.

Стал я смотреть дальше. И борода у Великого Сказочника вроде как не такая уж и великая. Прямо скажу – так себе борода. Вот у Льва Толстого – это борода! А у Козлова, по сравнению с ним, борода коротенькая такая. И торт он режет чудно: не режет, а словно мечом рубит, только крошки во все стороны разлетаются.

Засомневался я что-то, одним словом. И попросил осторожно:
– Напиши что-нибудь волшебное.

Сказочник глянул из-под сердитых бровей весёлым глазом и написал:

«Одинокое пугало слушает далёкую музыку. И старая его шляпа… трепещет».

И случилось чудо. Мы с ним стояли посреди поля. Была глубокая осень. Над нами нависали лохматые тучи, противный, как бормашина, ветер выл и трепал нашу одежду. А посреди поля стояло одинокое чучело, размахивало пустыми рукавами рваного пальто, трепетали поля старой шляпы. Я представил себе, как ему холодно и одиноко. И мне тоже стало очень холодно.

– Дорогой Сказочник, а нельзя ли куда-нибудь в тепло? – попросил я.

Он только улыбнулся и сказал:
«Брёвнышко прижалось к горячей печке и увидело во сне птиц. Февраль».

И мы тут же оказались возле горячей печки. Потрескивали дрова, пели сверчки, по потолку летали тени невидимых птиц.

– Почему у тебя дрова такие жаркие? – спросил я.

– Дрова у меня жаркие потому, что летом я их сам колол, – ответил Сказочник.

– Почему у тебя сказки такие волшебные? Научи меня, Сказочник, как писать волшебные сказки, – робко попросил я.

– Писать нужно так, чтобы словам было просторно. Между словами должен сквознячок быть, – улыбнулся в усы Сказочник.

– Но где ты берешь такие волшебные слова? Открой тайну!

– Я слушаю, смотрю. Дрова потрескивают, сверчки за печкой поют. Осенью картофельную ботву на огородах жгут. Горьким дымом пахнет…

Я вышел на крыльцо. Из густого тумана степенно вышел Ёжик. Смешно втянул носом осенний воздух, фыркнул и ушёл обратно.

В тумане кто-то вздохнул. Потом ещё раз. Наверное, это была Белая Лошадь.

Я закрыл глаза. Мне было одновременно и грустно, и весело.

Пахло горьким дымом…
Виктор Меньшов