Про Вовку



Погорелый Сергей — Про Вовку

Парнишка в луже запустил корабль
И с парусом, и с мачтою, и с флагом,
И даже с пушкой, ну а та деталь,
Что парус был обёрточной бумагой,
Что мачты – спички, а орудье – гвоздь,
Его ничуть не интересовала.
Лихая каравелла мчалась сквозь
Морские дали, сквозь удары шквала.

Он видел льды далёких антарктид
И пальмы, и муссоны, и пассаты.
Он – ясно – капитан. В ладони влит
Штурвал, а рядом с ним усатый,
Видавший виды боцман – лучший друг –
Серёга из соседнего подъезда,
Показывает трубкою на юг,
То есть на зюйд, и говорит железно:

«Щас будет шторм!» –
И свищет всех наверх –
Тут мама капитана увидала.
Сказала: «Бог ты мой – грязнее всех!
Ботинки! Ведь недавно покупала!»
И, водворённый в детство, капитан
Покорно топает домой за мамой,
А дома папа, добрый великан,
Накормит капитана кашей манной.

А ночью сладко-сладко спит пацан –
Мальчишке снятся стеньги, шкоты, реи…
Ботинки – им недолго до конца –
Печально сохнут возле батареи.
Иные скажут: «Ну, наплёл с три короба!
Где метрика? Аллегоричность где?»
Я всё к тому, что было б очень здорово,
Коль пушки были б только из гвоздей.