Кто-то



Козлов Сергей — Кто-то

– Ежик! Медвежонок! Вы меня слышите?

Заяц стоял на холме, глядел на реку, на весёлый весенний лес, и нежный ветерок трепал ему уши.

– Молчат, – сказал сам себе Заяц и закричал ещё громче:
– Ежи-и-ик! Медвежо-о-о-нок!

– Ну, чего кричишь? – спросил Кто-то.

Заяц оглянулся: никого не было.

– Нечего кричать. Всё равно не услышат.

– А ты – кто? – спросил Заяц. – И где ты есть, если тебя не видно?

Кто-то прошёлся туда-сюда (Заяц слышал, как шелестит трава) и остановился перед Зайцем.

– Вот что, – сказал Кто-то и уставился на Зайца невидимыми глазами. – Медвежонок теперь спит, поел и отдыхает, а Ежик идёт к нему с песней.

– Что поёт? – спросил Заяц.

– Без слов.

– А ты откуда знаешь?

– Я всё знаю.

– А зачем я их звал?

– От радости. Солнцу обрадовался и кричишь.

– Верно, – сказал Заяц. – Уж больно хорошо! А что я им хотел сказать?

– Весна!

– Точно! А ещё?

– Давайте попрыгаем!

– А ещё?

– А больше – всё! Что ты ещё можешь сказать, если ветер в башке?

«Опять верно, – подумал Заяц. – Больше я ничего и не хотел».

Но Зайцу захотелось поговорить с кем-то, кого не видно, как-то по-другому, чтобы Кто-то как-нибудь сказал, кто он.

– А давай побегаем! – сказал Заяц.

– Со мной не интересно.

– Почему?

– Я – везде. Куда ни прибежишь, а я – тут.

– Не верю! – сказал Заяц.

– Беги!

И Заяц помчался с холма, прижав уши, и, долетев до реки, так прыгнул в сторону, что любой, будь то сама Лиса, или даже Волк, и тот бы не удержался, бухнулся в воду, а Заяц залетел в ельничек, скатился в овраг и, спрятавшись под вывороченную сосну, прошептал: «Где ты?»

– Да здесь я, не дрожи, – нехотя сказал Кто-то, и Заяц остолбенел.

– Кто ты? – тоненько заплакал Заяц. Его бил озноб. – Покажись!

– Не могу, – сказал Кто-то. – Не умею.

– Тебя заколдовали? – Зайцу сделалось так страшно, что он перестал дрожать.

– Заколдовывают в сказках.

– А мы – где?

Кто-то немного помолчал, потом заиграл на балалайке.

– Это – что? – спросил Заяц.

– Балалайка.

Балалайка тихонько тренькала, на лес надвинулись сумерки, а заяц сидел под вывороченной сосной, обхватив голову лапами и, раскачиваясь из стороны в сторону, мычал, будто у него болел зуб.

– Ничего, – успокаивал его Кто-то. – Это пройдёт. Ты только пойми, что есть Кто-то, кого никогда не видно.