Арбузное колдовство



Шестакова Елена — Арбузное колдовство

Как известно, любой колдун должен уметь:
1. Насылать страшные проклятия.

2. Летать по воздуху.

3. Жить вечно.

4. Превращать все, что угодно, во все, что угодно.

У колдуна Марципана Аркадьевича как раз не ладилось с одним из этих пунктов.

Марципан Аркадьевич, человек крайне деликатный, тихий и даже боязливый, уже давно умел насылать страшные проклятия. Правда были они настолько страшными, что, насылая их, Марципан Аркадьевич в ужасе зажмуривался.

Несмотря на свой страх высоты, Марципан Аркадьевич умудрялся даже летать. Правда невысоко и не очень далеко.

– Я ведь не птица, честное слово, – жаловался Марципан Аркадьевич свой тете, Бегонии Васильевне. – Это всякие пташки пусть летают и резвятся. Ну если человеку не дано? Ну просто – не дано?

И даже жить вечно у Марципана Аркадьевича вроде бы получалось. Он отпраздновал недавно свой пятьдесят восьмой день рождения и считал, что пока справляется.

Но с превращениями у нашего колдуна ну никак не ладилось! Так ещё со школы было. Каждый ученик мог превратить написанные на доске слова «Домашние задания» в «Завтра уроки отменяются». Но у маленького Марципана ничего не выходило. И в классе его прозвали обидным прозвищем «Ципчик».

Даже учительница на выпускном экзамене дала ему задание полегче. Делов-то всего! Превратить муху в слона! Кое-как тогда Марципан Аркадьевич школу закончил…

Частенько Марципан Аркадьевич думал о своих неладах с превращениями. Он пытался – и так, и эдак, но решительно ничего не получалось.

И вот однажды Марципан Аркадьевич – человек деликатный, тихий и даже боязливый – рассердился. На самого себя.

– Сколько можно? – кипятился он. – Стесняться своих друзей и любимой тетушки! Вот возьму и превращу!..

Его глаза стали судорожно искать объект для превращения.

– О! Муха! Превращу-ка я муху в слона!

Марципан Аркадьевич прищурился и сосредоточился на мухе. Но стоило ему открыть рот, как муха тут же взлетала с места, и приходилось всё начинать с начала.

После пятой попытки Марципан Аркадьевич от злости взлетел над полом ровно на пять сантиметров и помчался на кухню.

Сначала он хотел принести сладкой воды на блюдечке – чтобы заманить муху. Но потом вспомнил про арбуз, который томился в холодильнике в ожидании расправы.

И вот Марципан Аркадьевич, утолив голод одним кусочком арбуза, предложил мухе другой.

Муха обрадовалась сладкому угощению, но предпочла сидеть не на каком-то куске, а на самом арбузе.

«Ну ничего, главное, чтобы неподвижно сидела», – подумал Марципан Аркадьевич.

Он закатал рукава и начал говорить заклинание, не отводя глаз от мухи. Та, ничего не подозревая, шевелила передними лапками.

И тут – бах! Повалил густой дым! Марципан Аркадьевич закашлялся и зажмурился. Вдруг раздался трубный звук. Никаких сомнений – это был слон.

Дым ещё не рассеялся, а колдун уже ликовал. Тут мимо него пролетела муха. Еще одна или?..

Последние клубы дыма исчезли, и перед Марципаном Аркадьевичем оказался самый настоящий слон. Зелёный, в полоску. С чубчиком на голове. Больше всего этот слон походил на арбуз. Сказать по правде, раньше он арбузом и был.

– Здравствуйте, – вежливо сказал Слон.

Бедный Марципан Аркадьевич так и сел на пол, раскинув ноги в тапках.

– Вы меня изволили превратить, – продолжил Слон. – И мне хотелось бы вас предупредить. Становиться обратно арбузом у меня нет никакого желания.

– Ох… – только и смог вымолвить Марципан Аркадьевич.

– И ещё одно – питаюсь я исключительно арбузными семечками. У меня в животе всегда должно быть большое количество семечек.

– Но… простите… – начал Марципан Аркадьевич, поднимаясь на ноги.

– Охотно прощаю, – ответил Слон по имени Арбуз. – Мне никогда не нравилась перспектива быть съеденным между обедом и ужином. Кстати, время ужина как раз близится. Я бы не прочь перекусить. Ведёрко семечек – это как раз то, что мне нужно.

– Но вы… вы ведь… – мямлил колдун.

– Ах, ну как же я голоден! – воскликнул зелёно-полосатый Слон и бухнулся на диван.

Марципан Аркадьевич, будучи человеком деликатным, тихим и даже боязливым, был ещё человеком робким и безответным. Поэтому он молча поплёлся в магазин.

Семечек отдельно от арбузов не продавали, и нашему колдуну пришлось купить два крепких арбуза и кое-как дотащить их до дома.

Слон Арбуз тем временем смотрел телевизор, но никак не мог сделать выбор: смотреть передачу об африканских слонах или репортаж о бахчевых культурах.

Тем временем Марципан Аркадьевич разрезал арбузы и выбирал из них семечки. С трудом набралось маленькое ведёрко. Если честно – вёдрышко.

Увидев сие подношение, Слон оттопырил нижнюю губу, но семечки в себя всё-таки сгрузил.

– А теперь, если вы не против, я хотел бы немного поспать, – сообщил Арбуз. – Есть у вас большая, мягкая кровать?

Такая кровать у Марципана Аркадьевича имелась, но, как назло, только одна. Это значило, что ночевать колдуну придётся на диване.

Но он не унывал. Уложив Слона спать, он вдруг закружился по комнате.

– Да! У меня получилось! Я превратил арбуз в слона! Пускай я целился в муху! И пускай он зелёный в полоску и питается арбузными семечками! Ведь превратил же я, превратил!

Тут из спальни донесся сонный голос Арбуза:
– Ах, потише, пожалуйста! Здесь слон предаётся отдыху!

Марципан Аркадьевич притих, но продолжал улыбаться.

Впрочем, на следующее утро от улыбки на лице колдуне и следа не осталось.

Слон Арбуз оказался самым капризным и привередливым существом в мире! И он требовал то одно, то другое, то пятое, то десятое!

Марципан Аркадьевич с ног сбился, выполняя его указания, но не мог противиться вежливому Слону, который кривил губки, закатывал глазки и качал хоботом, если что-то шло не так.

Просто не мог Марципан Аркадьевич сказать «Нет». Никому наш колдун никогда не отказывал. Боялся высоко летать. Старался жить вечно. И пытался превращать. Тихонький он был колдун, его и в школе дразнили «Ципчиком», а теперь за глаза звали «рохлей» и «тюфячком».

Но не такой уж Марципан Аркадьевич рохля. Решился же он избавиться от свалившегося на него гостя!

Когда Слон предавался отдыху в послеобеденные часы, Марципан Аркадьевич позвонил в одно место.

– Алло? Это зоопарк? – шёпотом спросил он.

– Да, зоопарк. А почему шёпотом?

– Да потому что… Вам слоны нужны?

– Слоны, знаете ли, никому не помешают. А какого он вида?

– Да такого… полосатого.

– С зеброй скрестили?!

– Ну… он зелёный.

– С крокодилом?!

– И семечками арбузными питается.

– Нетушки, нам такого чуда-юда не надо! Вы лучше в цирк обратитесь!

Вздохнул Марципан Аркадьевич и позвонил в цирк.

– Вам слоны не помешают?

– Слоны? О, конечно, не помешают! Публика любит слонов!

– Только он, как бы сказать, необычный.

– О, публика любит экзотику!

– Он вообще-то зелёный в полоску…

– Публика любит всё пёстрое и яркое! А что он умеет делать?

– Делать?.. Не знаю… ничего не умеет. Есть умеет, спать…

– Это плохо. Публика любит трюки и всякие смертельные номера. А может, он у вас умеет ездить на велосипеде, бить в барабан, трубить в хобот – всё это на канате под куполом цирка?

– Н-нет. Не умеет.

– Ну тогда извините. Можете в музей позвонить, вдруг там помогут.

– А разве в музеях держат животных?

– Ну, чучело, например.

Марципан Аркадьевич повесил трубку и вздохнул вторично.

И опять он целый день носился, прислуживая Слону Арбузу, который уже забыл про вежливость и начинал грубить.

«И в кого он такой уродился? – думал Марципан Аркадьевич. – Впрочем, что же это я? Ведь раньше он был арбузом, какое уж тут воспитание. Знай себе лежи, созревай на солнышке, все тебя поливают».

– Ну чего ты там застрял? Я водички хочу попить! – донеслось из спальни, где на кровати развалился Слон.

«Лучше бы я его никогда не превращал, – думал колдун, наливая в стакан воду. – Съел бы его тогда, да и дело с концом».

– Ну чего ты мне стакан суёшь? Я же соломинку просил! Что мне, хоботом водичку втягивать?!

Тут Марципан Аркадьевич ка-ак грохнет стакан об пол! Ка-ак топнет ногой в тапочке!

Прищурился Марципан Аркадьевич, закатал рукава и стал бормотать под нос заклинание.

Сжался Слон в одеяле, задрожал и тоже забормотал:
– Только не в арбуз.. только не в арбуз…

Вдруг пыхнуло, и зелёно-полосатый Слон исчез. С простыни взлетела зелёно-полосатая муха.

Марципан Аркадьевич скатал газетку и припечатал муху к столешнице.

Лишь лужица растеклась – красная, сахарная!

А Марципан Аркадьевич с тех пор больше превращениями не занимается.

Ну если человеку не дано!..