Вмятинка



Сигайлова Наталья — Вмятинка

Рубрика: Клуб Летучая мышь

Калька спряталась под ворох чистого белья и только изредка высовывала то руку, то ногу, дико и таинственно хохоча.

– Ну чего ты, чего ты, слушай же, – теребил её ворох Раня. – Каль! Ну Каль, тссс – самое интересное осталось.

И заурчал не своим голосом:
– «Шота ничего не видел кругом и бродил впотьмах, натыкаясь каблуком на что-то стальное и странно звенящее. А в глазах плясал зелёный огонёк, и уж забыл капитан о кладе, только и видел, что огонёк этот прыгающий и манящий. Десять дней искала команда капитана Шота Эгнатьевича, но так и не нашла ни его, ни сундука. И каких бы то ни было следов. Странно, что и поляна с сосенками тоже как в воду канула, то-то оно, что в воду – была поляна – стало озеро».

– Вот, озеро! – наигранно устрашающе повторил Раня. – Чертовщина!

– Чертовщина? – вылезла Калька, всё ещё улыбаясь. – Это так, капелюшечка от чертовщины.

– Почему это капелюшечка?! – обиделся Раня.

– Это что, вот я тебе про вмятинку расскажу. – Калька уселась, будто приличная ученица за партой, даже улыбка куда-то спряталась, и начала: – В одном детском саде в полу, в спальне у окна была вмятинка. Обычная совершенно, все так думали, пока как-то летом не закрыли детский сад на ремонт. И вот рабочие замазали вмятинку, выровняли, а на другой день приходят, глядь – опять вмятинка, только на полметра подальше. И ту заделали, на третий день в другом месте, так они всё лето за этой вмятинкой и гонялись.

– Подумаешь, фантастика!

– А ничего и не фантастика, самое-то ужасное, что она и на стены перебралась, а как-то даже на окно, всё стекло тогда пришлось поменять, но она на потолок ушла. А детский сад до сих пор закрыт, и дети те уже давно выросли, а вот рабочие, – Калька перешла на шёпот, – рабочие, говорят, и сейчас там, им только материал подвозят, а сад стал маленьким внутри, и скоро там даже для рабочих места совсем не останется, и они – умрут!

Раня аж подпрыгнул, так она его этим «умрут» придавила!

– Ну а куда же она сама-то денется?

– Куда, куда, – передёрнула плечами сестра, – на соседний дом, видимо, перепрыгнет, – и кивнула головой в окно. Тут только Раня, понял что рядом с ними стоит заброшенный детский сад, спрятанный в зарослях. И так испугался, что озноб пробежал – перепрыгнет! Это значит, и мы за ней гоняться будем, и она нас вытеснит, и мы умрём, а она перепрыгнет! – думал Раня, покрываясь мурашками.

– Ой, Раник, смотри, мотыльки, – закричала вдруг Калька, подбегая к окну, а Раня только дёрнулся, как в кошмаре, и обернулся.

Густо чернела ночь, и белые летящие лепестки хаотично мелькали у форточки. Раня подошёл и закрыл её.

– Спать пора. – И спрятался под одеяло калачиком, даже одежду не скинул.

Калька тоже скоро легла. Походила мышонком по комнате, и тихо скрипнув пружинами, замерла.

– Рань, – послышалось глухое шептание. – Слышь, ты чего… я про вмятинку-то… выдумала. Выдумала я. Ох и пугливый ты, спи.