Чайки



Немировская Юлия — Чайки

Как только выглянуло солнце, мама повела Мышонка на море. Он в первый раз был на море, и ему понравились три вещи.

Во-первых, длинная-длинная линия между песком и водой. Мышонок назвал её началом моря.

Во-вторых, длинная-длинная линия между морем и небом. Он назвал её концом моря.

И в-третьих, ему понравились белые птицы Чайки.

Так что когда одна летевшая Чайка закрылась, как зонтик, и села на песок рядом с Мышонком, он очень обрадовался. Хотя и не знал, как начать разговор с такой белой и важной птицей, и молчал. А Чайка ходила по пляжу.

Наконец Мышонок решился и сказал:
– Добрый день. Меня зовут Митя. Но все обычно называют меня Мышонком. Может быть потому, что я больше всего на свете люблю сыр. Считается, что мыши тоже. Хотя я думаю, люди точно не знают, что больше всего на свете любят мыши. Это знают только сами мыши… Правда, хорошо, что поменялась погода?

Но Чайка даже головы не повернула и продолжала ходить по пляжу.

– А кстати, – сказал Мышонок, – я никогда раньше не видел таких красивых птиц.

Чайка продолжала молча ходить по пляжу.

– А кстати… – снова начал Мышонок.

Но тут пришла мама.

– Что ты тут делаешь? – спросила мама. – Хочешь искупаться?

– Ура! – закричал Мышонок, забыв обо всём на свете.

И он купался, купался, купался, купался, купался, купался, купался, купался… и мама один раз сказала: иди на берег, и другой раз сказала: иди на берег, и наконец пошла и вытащила Мышонка из воды.

Когда мама растирала его полотенцем, он хмурился и опускал голову. Оттого, что у него было плохое настроение, он вспомнил про Чайку, которая отказалась с ним разговаривать. И совсем расстроенным голосом он сказал маме:
– Ты всегда велишь мне со всеми здороваться и говорить приятное, а тут была одна Чайка, я с ней поздоровался, а она мне не ответила, и потом я ещё сказал ей приятное, а она не ответила, и потом…

– Ну конечно, – сказала мама, надевая на Мышонка халатик. – Ведь Чайки говорят на другом языке. Чайки – иностранки.

Мышонок задумался. Он думал очень долго. Потом спросил:
– А что же делать, если с Чайкой вправду надо поговорить не просто из вежливости, а потому что ОЧЕНЬ НАДО?

– Если тебе придется долго жить с Чайками, тебе нужно будет выучить их язык.

– А что, они все слова говорят не так, как мы, и мне придётся выучить КАЖДОЕ СЛОВО?

– Да, каждое слово. Надень панамку.

Мышонок снова задумался. В это время рядом на песок опять села Чайка, не та, что в первый раз, но такая же белая.

Мышонок поднял камешек, лежавший у воды, подошёл к Чайке и сказал:
– Ка-ме-шек.

Чайка крикнула:
– Гу-га-лу.

Потом она клювом подцепила веточку, валявшуюся на песке, выплюнула её и прокричала:
– Гал-ла.

Мышонок снял с головы панамку и проговорил:
– Па-на-ма.

А Чайка сняла клювом с одной лапки кольцо и сказала:
– Лу-ло-кка.

Чтобы не забыть, Мышонок повторил:
– Гугалу, галла, лулокка.

Он и Чайка прыгали по песку, повторяя:
– Гугалу, галла, лулокка.

А потом сверху другая Чайка крикнула:
– Куао-а.

Мышонок понял, что его новую подругу зовут домой. Она крикнула в ответ другой Чайке:
– Уа.

Наверное, это означало «Лечу!».

– Уа? – спросил он у Чайки.

– Уа, – ответила она.

– До свидания, – сказал Мышонок.

– Анья, – прокричала Чайка Мышонку.

Взмахнула крыльями, оттолкнулась от песка, открылась, как зонтик, и полетела.

Сначала она парила над той линией, которую Мышонок про себя назвал началом моря, а потом вдруг оказалась возле другой, которую он назвал концом моря.

– Неужели она так быстро перелетела всё море? – думал Мышонок.

– Пора обедать, – сказала мама и стала собирать сумки. – Пошли.

– Уа, – ответил Мышонок.

– Не понимаю, – ответила мама.

– Уа, – повторил Мышонок.

– Не балуйся, – сказала мама и взяла его за руку. – Нам надо посмотреть, какие здесь кафе.

– Уа, – проговорил Мышонок, семеня вслед за мамой. – Это значит «иду» на языке чаек.

Он всё время чувствовал, что море стоит у него за спиной.