Дедушки и воздушный змей



Соколова Елена — Дедушки и воздушный змей

Вообще-то Васе повезло. У него есть две бабушки и два дедушки.

С мамиными родителями он целое лето живёт на даче, в деревне, посреди лугов и полей. И это хорошо! Играть там можно хоть весь день! Ягод столько, что все не съешь! Днём летают разные интересные птички, а вечером около дома бегает маленький ёжик. Одним словом, красота!

Когда же на выходные приезжают папины родители, то жизнь становится – лучше не придумаешь! Потому что они привозят много всего вкусного, часами готовы слушать рассказы внука, а ещё любят играть в прятки и в жмурки.

И вот однажды папин дедушка, едва остановилась машина, достал с заднего сиденья большой свёрток. Вася сразу же спросил:
– Что это?

Дедушка не ответил, зато довольно улыбнулся и подмигнул внуку. Тут даже непонятливый поймёт: это – подарок, и мальчик кинулся разворачивать свёрток. В бумаге оказался красивый воздушный змей.

Бабушки на игрушку, конечно, посмотрели и отправились готовить обед. А дедушки и Вася поспешили на луг. Чтобы запустить змея в небо.

– Держи крепко за верёвочку! – сказал папин дедушка, а мамин добавил:
– И беги!

– Куда? – растерялся Вася.

– Туда! – замахали руками оба дедушки.

И так как махали они в разные стороны, то мальчик побежал к растущей невдалеке берёзе, а потом – обратно. Но дедушки сказали, что надо просто бегать. И подальше от деревьев.

Тогда Вася начал носиться вокруг дедушек. Однако если по земле за тобой волочится хвостатый змей, то бегать крайне неудобно.

– Надо быстрей бежать, – заявил папин дедушка.

Вася очень старался, но змей не взлетел.

– А ты сбеги с горки! – подсказал мамин дедушка.

– Пожалуйста! – ответил Вася.

Только змей в небо всё равно не поднялся. Поэтому мальчик сказал:
– Теперь ваша очередь!

Когда обед был готов, бабушки выглянули в окно. Высоко в небе трепетал хвостом красивый воздушный змей. Но по лугу бегали лишь седые дедушки. Макушка внука белела под окном.

– Васенька, почему ты сидишь на скамейке? – удивились бабушки.

Мальчик обиженно хмыкнул:
– Мне что, жалко? Пусть играют!