Федькина любовь



Вольф Ангелика — Федькина любовь

Прямо напротив Ленкиного дома, в глиняной мазанке жили старик и старуха. Цыгане. И был у них внучок Федька – закадычный Ленкин друг. Ходили они друг за дружкой, как ниточка за иголочкой: и на рыбалку, и по грибы, и по ягоды. Федька был вольная птица: гуляй куда и когда захочешь, а Ленку с братом родители, уходя на работу, запирали на замок.

Андрюха был совсем малыш, днём он сладко засыпал в своей кроватке, и Ленке становилось скучно. Но ненадолго: под окошко приходил цыганёнок и торжественно обещал её освободить. Плоскогубцами из дедова сарая Федька отгибал гвозди на рамах, выставлял окно и важно заявлял: «Всё, выходи, я тебя спас!!!» А когда Ленка спрыгивала на землю, он, серьёзно уставившись на неё своими огромными глазищами, спрашивал:

– Ленка, ты меня любишь?

Возмущённая Ленка с негодованием отвечала:

– Уйди, дурак, терпеть тебя не могу!

Огорчённый Федька, путая русские «зачем» и «почему», задавал один и тот же вопрос:
– А зачем?

После очередного «освобождения» задумали Ленка с Федькой полакомиться мёдом с соседней пасеки. Дойти сладкоежки успели только до большой старой липы, растущей как раз на середине пути между Ленкиным домом и ульями.

Над деревом роились пчёлы, а когда друзья подошли ближе, над головами их раздалось зловещее: «Уж-ж-жалим! Не по-ж-ж-жалеем!».

– Фу, противные, – замахнулась Ленка на пчёл.

И тут же почувствовала жуткую боль. Кусались пчёлы так, что Ленка с Федькой вмиг забыли про мёд…

Надолго запомнился детям этот поход.

Вернувшись с работы, родители обнаружили раскрытый настежь дом, выставленные оконные рамы и двоих опухших, зарёванных существ, спящих «валетом» в Ленкиной детской кроватке. Федьку отнесли домой, бабке с дедом, а Ленку отец поставил в угол коленками на горох, чтобы впредь неповадно было.

…Однажды, в выходной, Федька что-то очень долго не приходил, и Ленка отправилась к другу. Мазанка, где жили старики, была тёмной и низкой, покосившейся от времени. Зайдя внутрь, Ленка услышала какие-то голоса. В доме зачем-то собрались местные старухи в платках со строгими лицами. Ленка спросила громко:

– А Федька где?

Раздалось какое-то глухое бульканье, на Ленку зашикали, а бабушка, стоявшая ближе всех, взяла её за плечи и протолкнула сквозь толпу в центр комнаты. Федька был там. Только он почему-то улёгся в деревянный ящик и притворялся, будто спит. «Разыгрывает», – поняла Ленка. Она подскочила к Федьке, схватила его за пиджак и начала поднимать:

– Ну, и чего ты здесь разлегся, вставай давай, пойдём скорей играть.

Старухи заголосили громко с причитаниями. Кто-то оттащил Ленку в сени, а девочка всё никак не могла понять, почему ей не дают забрать Федьку на улицу. Какая-то бабуся всунула в Ленкину ладошку горсть конфет и печенья и сказала, что Федька спит.

– Чего он днём-то спит, ночью надо спать! – пыталась убедить старуху Ленка. И всё порывалась пойти к Федьке.

– Он теперь долго будет спать, потому что устал, и будить его нельзя.

Сказано это было таким тоном, что девочка поняла: спорить бесполезно. Видно, и вправду Федька очень устал. Дома мать сказала, что Федька уснул насовсем.

СОВСЕМ – НАСОВСЕМ!!!

В Ленкиной голове такое никак не хотело умещаться, и было страшно обидно, что её друг так скоропостижно предал её, оставил одну-одинёшеньку и даже не спросил на прощанье: «Ленка, ты меня любишь?»

Только став взрослой, она поняла, что это был за сон, который разлучил её с первой любовью.