Штормовое предупреждение



Титова Ирина — Штормовое предупреждение

На Севере, где я жила когда-то, ветры дули постоянно: то сильные, то очень сильные. Когда ветер становился таким сильным, что мог сбить с ног взрослого человека, объявляли штормовое предупреждение.

«Внимание, внимание! – говорил тогда диктор по радио. – Штормовое предупреждение! Всем военнослужащим срочно явиться на свои корабли! Занятия в школах отменяются!»

И тогда все наши военнослужащие папы, которые в этот момент случайно оказались дома, должны были немедленно надеть свои чёрные шинели с золотыми пуговицами и бежать на причал, где были пришвартованы подводные лодки. Чтобы в случае, если волны начнут сильно бить лодку о камни, отойти от берега подальше и спасти её.

Ну а мы, дети, сидели в это время по домам и радовались, что не надо идти в школу! Мама заваривала крепкий чай, я делала вкусные бутерброды, и мы садились возле замёрзшего кухонного окна слушать ветер. Тот грустно завывал на разные голоса, бросал в окна пригоршни снега и гремел железом на крыше. Иногда ему даже удавалось оторвать один лист железа, и тогда он играл с ним: подкидывал, кружил и с размаху швырял на землю, словно тот ничего не весил. А мама говорила: «Слава Богу, что ветер дует не в окна!» Она всегда боялась, что ураган выбьет стёкла. Иногда случалось и такое. Но к счастью, наш дом стоял боком к основному, самому злому направлению ветра, и наши окна всегда оставались целы.

Сидеть рядом с мамой в тёплой светлой комнате было очень уютно. А когда буря обрывала электрические провода, можно было зажечь свечу, и тогда становилось совсем здорово!

Но вот, однажды, случилось так, что когда объявили штормовое предупреждение, мамы дома не оказалось. Был день, и она работала. Мне тогда было лет десять. Я посмотрела в окно: одинокие прохожие спешили укрыться в своих домах. У одного дяденьки сорвало с головы шапку и с огромной скоростью понесло к ещё не замёрзшему озеру. Шапка была не простая, а форменная, и дядя понял, что если он её быстренько не поймает, то ему крепко влетит от начальства. Понял и кинулся ловить стремительно улетавшую шапку. Ветер раздувал полы его шинели, и они бились за спиной, словно чёрные крылья. В отчаянном прыжке дяденька оторвался от земли и в каком-то полуметре от озера настиг беглянку. Он немножко полежал на мокром снегу, счастливо улыбаясь, потом поглубже нахлобучил шапку на голову, и, придерживая её одной рукой, встал. Чтобы идти дальше, ему пришлось согнуться почти пополам. Мне стало страшно: вдруг мою милую маму унесёт ветер? Вдруг её сдует в озеро, словно какую-нибудь шапку?! И я решила пойти и спасти маму.

В прихожей на вешалке висела моя новая шуба. Я её ни разу не надевала, потому что морозов ещё не было. Сегодня мороза тоже не было, зато было полно снега, и я решила, что настал подходящий момент примерить обновку.

В красивой новой шубе, гордая и решительная, я вышла из дому. И первое время, пока я кралась, прижимаясь спиной к стене дома, всё шло неплохо. Но едва я вышла на открытое место, как всё изменилось! Мощный порыв ветра толкнул меня в спину, и я, не в силах сопротивляться ему, побежала. Ещё никогда я не переставляла ноги с такой скоростью! Правду сказать, если бы я перебирала ими чуть помедленней, то просто растянулась на припорошенном снегом асфальте. Вскоре я с ужасом обнаружила, что стремительно приближаюсь к ведущим вниз ступенькам. Их было немного – шесть или семь, но я моментально поняла, что ни за что не смогу сбежать по ним без того, чтобы мои бедные ноги не завязались морским узлом. Мне ничего не оставалось делать, как попытаться перепрыгнуть их. И я прыгнула. Это был красивый полёт! Моя прекрасная чистенькая шубка раздулась колоколом, и я мягко приземлилась в наметённый у подножия ступенек сугроб. Вставать мне совсем не хотелось… Порывы ветра у самой земли были не так сильны, и мне страстно захотелось проползти оставшийся путь ползком. Но это было как-то унизительно, и я снова выпрямилась во весь рост.

Ветер с яростью дунул мне в спину. И я, разумеется, опять побежала! Я бежала и бежала, и где-то слева от меня, сквозь метель, замаячил Дом пионеров, в котором работала тогда моя мама. Но я понятия не имела, как мне остановиться! Решить эту проблему помогло маленькое деревце. Хорошо, что оно было маленькое! Хорошо, что это был не фонарный столб! Я затормозила прямо в него…

Мамы на работе не оказалось. Она ушла домой раньше.

Совершенно убитая этим известием, я поползла обратно. К моему несказанному облегчению, двигаться против ветра оказалось намного проще. Я просто сложилась пополам, как тот дядя, который ловил шапку; и, словно толкая головой стену, пошла вперёд, иногда останавливаясь передохнуть в каком-нибудь укромном закутке между домами. Идти пришлось очень долго.

Когда я вернулась домой, то нашла там страшно взволнованную маму.

– Где ты была? – строго спросила она меня.

– Ходила тебя спасать, – ответила я мрачно. – Боялась, что тебя сдует ветром. И ты укатишься в озеро.

– Глупенькая моя дочка! – засмеялась она. – Как ты думаешь, сколько вешу я, а сколько ты? Кого скорей сдует ветром? И почему ты надела новую шубу? Она же испачкалась.

Я молчала. И, вправду, зачем я её надела? Наверно, в новой шубе спасение мамы должно было стать более значительным… Мама, посмотрев на моё несчастное лицо, ласково улыбнулась.

– Пошли пить чай! С булочками! – сказала она.

И мы пошли на кухню. Пить горячий чай и слушать ветер.