Страшная история



Подкорытова Людмила — Страшная история

Рубрика: Точка на карте

Дело происходило на севере, давно… В деревне. Пешеходные дорожки – деревянные мостки, приподняты немного над землёй. Если дождь, вода стекает вниз, и ты без луж и грязи. Довольно романтично ходить по ним и знакомиться с каждой половичкой, а потом узнавать, как какая из них скрипит, постанывает, поохивает… Такие «тротуары» были даже в городе Архангельске. И мы бегали смотреть на них, как на достопримечательность, понимая, что их скоро не будет…

Так вот, в этой деревне я прожила с осени до весны, не будучи деревенским жителем. СЕВЕР для меня это – сплошные открытия и неожиданности. Начался разлив, залило полдеревни, и я с восторгом обнаружила, что эти мостки закреплены между собой, они поднялись вместе с водой, и можно передвигаться прямо по воде от дома к дому, правда, без всяких перил, что опасно пьяным, слепым, встречным, ну и, разумеется, в темноте.

Засидевшись в гостях, – а провожать там было не принято, если не очень далеко, да и криминал отсутствовал начисто, – я двинула по затопленной местности по качающимся мосткам. Пройдя несколько метров, поняла, что кругом полная темень, вода прибыла, мостки раскачиваются и хлюпают всё больше. Возвращаться не хотелось, фонарика по беспечности молодости не было, решила передвигаться ощупью и очень медленно.

Чем дальше уходила, тем было темнее, страшнее, вода глубже, темнота гуще, на сердце тревожней, было похоже на игру в жмурки. Ориентиров никаких, кроме мостков на ощупь под ногами, которые загребали всё время в другую сторону.

Было не страшно, а только тревожно за то, что упаду в воду, промокну, опозорюсь, в конце концов, ведь оставляли меня ночевать, нет – своенравность проявила. Да и по всей деревне будут говорить: – Вона, учителка молодая, сковырнулась с мостков. И смеяться будут, и передавать новость, обмусоливать её. Я уже знала, как это происходило в деревнях. О, юношеская гордыня…

А потом наступил страх. Только что из светлого, шумного, весёлого дома, и, через несколько минут – кромешная тьма и звуки, звуки не родные, причавкивает, прихлюпывает, где-то бродит вода. Кто-то в ней плещется, и от каждого твоего шага новые колыхания в воде и новые звуки. На сколько прибыла вода – я не знаю. Глубины не представляю. Кажется, что она бездонна, а тьму можно потрогать и даже опереться на неё. Так и пришагивала, притаптывалась, хватаясь за чёрное пространство.

Пройти нужно было метров 40-50. Сами представляете, что эти метры сильно увеличились в моём представлении, но по каким-то дальним огонькам я понимала, что где-то близко, близко (скорей бы!) берег, берег… Ну, прямо укачало…

Вдруг (тут-то всё и началось) слышу – вода заволновалась, успокоилась, заволновалась, успокоилась. И на моё лицо пышет жаром. Раз, ещё, ещё… У меня столбняк: – Кто тут? – шепчу… В ответ тишина… И длинный, тяжёлый нечеловеческий вздох вместе с новым жаром… И дальше как засипит, как завздыхает, и всё новый жар на меня, и слышу я, этот жар не из одного места, а в радиусе двух метров… И он ко мне придвигается и становится всё жарче…

Тут я, конечно сдалась, с разворота рванула и установила незафиксированный рекорд по бегу по висяще-скользяще-плавающей деревянной плоскости в полной темноте, и, не гордясь этим рекордом, влетела снова к своим друзьям, сами представляете в каком виде… Охи, вскрики, расспросы, изумления, ой дайте скорее водички… Всякая там бледность и нервные невразумления…

Молодые, задорно возбуждённые ребята вооружились фонариками и бегом проверять Змея Горыныча….. Я увязалась с ними…. А как же!!!

С фонарями и с толпой было не страшно. А там… Там стояла в воде лошадь. Морда её находилась на уровне мостков. И дышала она, и вздыхала всеми силами прямо нам в лица. Дышала и скучала, наткнувшись ногами на деревянную дорогу. От нашего смеха и улюлюканья лошадь тихо побрела по воде в чёрный туман. Тут уж меня проводили до дома, хохоча всю дорогу, да и чайку зашли попить, засидевшись допоздна.