Дятел; Давно бы так, Заяц!



Козлов Сергей — Дятел; Давно бы так, Заяц!

Дятел

Синева заливает наш сад.
Шелестят на березах листочки.
Травы сникли. «Тук-тук!» – невпопад
Ставит дятел последние точки.

Дятел-дятел, ты все позабыл:
Только точки, а где запятые?
Вот и ветер осенний завыл,
И дожди полетели косые.

Как же трудно прощаться с теплом
Золотого осеннего сада…
Погоди, не спеши, ты потом
Стукнешь точку – в конце листопада.

Давно бы так, Заяц!

Сказка

– Заяц! Заяц! Заяц! Скорее беги сюда!

– Что случилось? – спросил Заяц.

– Ты только погляди! – Белка сидела высоко на сосне и куда-то показывала, вытянув лапу.

Заяц подпрыгнул:
– Ничего не вижу.

– Лезь сюда! Погляди, как красиво!

– Ты что, Белка? Я же не умею… по деревьям.

– Я спущу корзинку, – крикнула Белка. – Ты садись, я тебя втяну!

И опустила корзину, с которой ходила по грибы.

– Ты что, Белка? – снова сказал Заяц. – Разве я вмещусь?

– Ты зацепись, зацепись!

Заяц ухватился, как мог, и Белка втянула его на сосну.

Заходило солнце, и было так красиво, что у Зайца перехватило дыхание.

– Весна! Весна! – кричала Белка. – Слышишь, как пахнет?

Заяц принюхался.

– Да ты вот сюда погляди, сюда!

Заяц глядел во все глаза, было очень красиво, но он всё же не мог забыть, что ему надо спускаться.

– А как я спущусь? – спросил Заяц.

– Потом, потом, – щебетала Белка. – Ты – гляди! Солнце сядет!

Заяц дрожащими лапами держался за сучок, глядел на заходящее солнце, понимал, что действительно красиво, но не мог не думать о том, что ему надо будет спускаться.

«И зачем я влез в эту корзину? – думал Заяц. – Ну, выбежал бы на берег – оттуда тоже хорошо видно».

– Гляди! Гляди! – не умолкала Белка.

И Заяц вдруг подумал: ну что я всё дрожу? ну, что я всё – «да как?», «да что?», «да почему?»

«Плюнь! – сказал сам себе Заяц. – Плюнь и гляди! И радуйся! А уж потом подумаем, как спуститься».

И Заяц перестал дрожать.

И встал на ветке, как птица. Большая гордая птица с откинутыми ушами.

И ему вдруг показалось, что весь лес, вся поляна, вся река, которую теперь было хорошо видно, – всё это – принадлежит ему, Зайцу, и не надо ни о чём думать.

– Ну вот, – сказала Белка. – Давно бы так! Смотри, как ты похорошел, Заяц!