Сбор металлолома



Яралек Ольга — Сбор металлолома

Сегодня наша классная сказала, что в школе будет соревнование по сбору металлолома. Раньше мы были маленькими и участие в таких мероприятиях не принимали. Только макулатуру собирали. А теперь мы выросли, задачи перед нами ставят большие и «тяжёлые».

После уроков я и Андрей шли домой и болтали.

– Даже не знаю, что можно принести, – вздыхала я. – Не папины же гвозди?

– Какие ещё гвозди? Ты с головой дружишь? – удивился Андрей.

– А что такое? – закипятилась я.

– Не из дома же! На улице будем искать. Трубы там всякие, шпалы….

– Я шпалу не подниму, ты чего?

– Да это я так, к примеру. Дома какой металлолом? Не холодильник же с плитой сдавать?

– Ну да! Так чего? Поедим и пойдём по дворам?

– Если поедим, то нам уже ничего не надо будет. Переоденемся и пойдём.

Мы переоделись и вышли во двор. Навстречу шёл Сашка Худоруков.

– О! А я к тебе, – сказал он Андрею. – Чего? Уже пошли металлолом собирать?

– Нет! Картошку вышли копать, – разозлилась я. Почему-то мне очень не хотелось, чтобы Сашка с нами остался. А он тут же сказал:
– Ну, тогда я с вами. И фотоаппарат у меня есть.

– А это тут при чём? – спросила я.

– Буду вас фотографировать.

– Интересное дело! Мы будем металлолом собирать, а ты, значит, будешь нас фотографировать! А сам собирать не собираешься?

– Почему не собираюсь, тоже буду. Я вот замечательные трубы в соседнем дворе приглядел. Айда?

Делать было нечего. Пошли в соседний двор вместе. За мусорными баками нашли железное ведро с засохшей краской и моток проволоки. Взяли всё с собой.

– Ну, где твои трубы? – спросил Сашку Андрей.

– Так вот они, – показал Саша на трубы, проложенные вдоль забора.

– Ты в своём уме? – изумился Андрей. – Одна собиралась дома металлолом собирать, другой предлагает городские трубы прихватить. Они же подключены, там, небось, вода течёт.

– Да? А я думал, они просто так лежат.

– Интересно, а как ты собирался их выковыривать? Нет! Лучше скажи, тащить-то как? Они метров пятнадцать длиной от забора до горки. Вот чудик!

Сашка пожал плечами. Во дворе по соседству мы нашли лист железа, наверное, с крыши. Только мы его подняли, как увидели Димку с Лёшкой.

– О! Собираете? – спросил Лёшка.

– Собираем. В школу понесли.

– Мы тоже собираем, – ответил Димка, доедая мороженое.

– Оно и видно! – фыркнула я.

Мы пошли в школу. Невозможно же было с ведром, проволокой и куском ржавого железа продолжать поиск. Идём, вдруг Сашка как закричит:
– Смотрите! Смотрите!

На противоположной стороне улицы восьмиклассники на какой-то тележке везли ВАННУ! Только мы их увидели, ванна стала заваливаться, ребята с визгом разбежались, а она с грохотом упала на тротуар. ДЫН! ДЫН! ДЫН! У-У-У-У-У-З. Загудела ванна. Словно муравьи, наши конкуренты облепили её со всех сторон и, что-то крича, размахивая руками, пытались водрузить на тележку обратно.

– Вот кто получит первое место, – ткнув указательным пальцем в их сторону, сказала я. – А мы будем мороженое есть и проволоку собирать.

– Не факт, что они её до школы довезут, – возразил Андрей.

– Точно! – засмеялся Сашка. – Вон, смотрите, ещё какая-то железяка торчит. Эту я понесу.

Мы подошли к школе, нашли отведённый для металлолома участок с карточкой 6-й «Б».

– Смотрите, у нас уже кое-что набросали.

– Кое-что не считается. Нужно много.

– Пойдёмте через проспект, я знаю, где много! – весело ответил Сашка.

– Ты уже показал нам трубы, помнится, – ехидно сказала я. – Пойдём за кинотеатр, там свалка какого-то оборудования образовалась.

До кинотеатра мы шли долго, потому что по пути нам попадались разные железяки, мы их подбирали, но идти с ними дальше смысла не было. Мы возвращались раз пять или шесть. По дороге встретили одноклассников. Все собирали металлолом группами: то парами, то тройками. Наконец, мы дошли до кинотеатра.

– Ну, – протянул Андрей, – здесь только кучи опавшей листвы да какое-то оборудование неподъёмное. Мы его не осилим.

Я поводила ногой по листьям и наткнулась на что-то твёрдое. Стряхнула листья и увидела батарею.

– Эй! То, что нам нужно! Батарея! Смотрите!

– Что ты, что ты? – замахал руками Сашка. – Мы её даже не сдвинем!

– Пошли, поищем что-нибудь более подходящее, – сказал Андрей.

– Как это пошли?! Никуда я не пойду! Я, может, её всю жизнь искала!

– Это интересная сейчас была мысль, – сказал Андрей.

– Да! – я гордо вскинула голову. – С батареей мы можем второе место выиграть, после ванны! Что не понятно?

– Всё понятно. Кто-то из нас сошёл с ума.

Я нахмурила брови.

– Хорошо, хорошо. Как мы её поднимем?

– Вы не стойте, как истуканы. Надо попробовать сначала. Может, легко!

– Давай попробуем, – ответил Андрей и подошёл к батарее. Сашка тоже подошёл.

Я отряхнула с неё листочки, и мы сделали первую попытку.

– Ых! Ых! О! Нет! На ребро! Д-а-а-а-в-а-а-й!

Тут меня такой смех разобрал! Ничего поделать не могу. Руки стали ослабевать.

– Ты чего смеёшься? Вовремя тебя пробило! – из последних сил сказал Андрей и сам засмеялся, потом Сашка.

– Нет. Так мы её никогда не поднимем, – сказал Андрей после того, как смех прекратился. – Давайте, попытка номер два.

Со второй попытки нам удалось поставить батарею на ребро.

– Это всё. Больше мы ничего с ней не сделаем. Кидаем, отходи.

– Нет! – закричала я. – Не отходи!

– Что ты в неё вцепилась, как в родную, отпусти. Сейчас Сашка отойдёт, и она нас прихлопнет.

– Не отойду. Мама!

– Падает!

БАХ! ДУН-ДУН. Во дворик заглянула голова парнишки из параллельного класса. Я бросилась на батарею, обхватила её руками и закричала, что было силы:
– Это наше! Тут всё, совершенно всё наше!

Голова исчезла. Сашка достал фотоаппарат и сфотографировал меня.

– Тебе что, делать нечего? – возмутилась я, не поднимаясь.

– Да… – почесал затылок Сашка. – Пошёл-ка я к трудовику. Где-то у него тачка была.

– Иди, иди. Она отсюда без батареи не уйдёт. Я хорошо её знаю, – сказал Андрей.

Сашка ушёл. Я села на батарею и спрашиваю:
– А вон там что, под листьями? Не батарея?

Андрей подошёл к куче, стряхнул листья.

– Батарея, – как-то задумчиво произнёс он.

– Так надо…

– Спокойно!

Андрей начал стряхивать листья, а под ними оказалось три, четыре, пять, восемь батарей!

– Ура! – заорала я. – Это две ванны!

Андрей смотрел на меня испуганно.

– Ты что, хочешь сказать, что все эти батареи три нас, трое нас, мы, тьфу ты… – он потряс головой, – …должны на себе в школу притащить?

– Не на себе! На тачке. Но должны!

– Тебе это зачем надо? – вдруг, прищурившись, спросил Андрей. – Медаль получить посмертно или себе на железный памятник собираешь?

– Зачем? – удивилась я.

– Да, зачем? Мы это никогда не перетаскаем в жизни!

– В смысле, на какой памятник?

– На надгробный, разумеется.

Тут появился Сашка с тачкой.

– Трудовика не нашёл, взял без спросу. Небось, не выгонят из школы?

– Сам уйдёшь, – как-то зловеще ответил Андрей.

– Это почему это?

– Это потому это, – Андрей сделал широкий жест вокруг себя.

– Батюшки! – всплеснул руками Сашка. – Вы время зря не теряли. Откуда это богатство?

– Откуда…. Под листьями лежало. Ты кого-нибудь из наших видел, когда сюда шёл?

– Не… Не видел. Я бы притащил помогать.

– Так. Мы берём только одну батарею, – строго посмотрев на меня, сказал Андрей. – Ту, к которой наша леди прилепилась, словно пиявка. Остальные пусть ждут своего часа. Я жить хочу.

Я ничего не сказала, но такое решение мне не понравилось. Мы уцепились за батарею. Подняли её на ребро со второго раза и подкатили тачку.

– Да… А что теперь? – спросил сам себя Андрей. – Если роняем, тачка отъедет или сломается. Если не роняем…. Собственно, у нас выбора нет. Мы всё равно уроним.

– Ну, значит, роняем, – разозлилась я.

– Спокойно. Сейчас подопрём тачку вон теми кирпичами. Может, что получится.

– Как это мы сделаем, интересно? Все при деле! – завопил Сашка.

– Оля, давай ты, – скомандовал Андрей. – Держись, Сашка!

Я быстро отскочила, подпёрла тачку кирпичами и вернулась.

– Давай! – закричал Андрей. – Раз, два, три!

Батарея упала, тачка погнулась и отлетела в сторону. Никакие кирпичи её не удержали. Мы снова принялись за дело. БА-БАХ! ДУН-ДУН! – то и дело разносилось вокруг. Тачка сильно пострадала, но ещё катилась.

– Хоть бы ты не каталась! – заорал на неё Сашка.

– Ага. Сломайся уже скорее. Одна успокоится и пойдёт домой, другого из школы выгонят, – проговорил Андрей.

– Это почему?

– Ты тачку в каком состоянии брал? То-то. К тому же, зачем она нам, если она не катится? У нас задача какая?

– Какая?

– Не батарею на тачку положить, а батарею в школу привезти. Но это так, отступление. Я вот есть хочу смертельно.

– Я тоже.

– И я, – вздохнул Сашка. – Что будем делать?

Совершенно мокрые, грязные, выбившиеся из сил, мы сели на батарею и замолчали.

– Что это вы тут делаете? – спросил нас какой-то мужчина, неожиданно появившийся ниоткуда.

– Батареи воруем, – угрюмо ответил Андрей.

– Металлолом? – с сочувствием спросил мужчина.

– А то что же? Мы батареи не коллекционируем, – вставил Сашка.

– Ой! Ой! Ой! Какие злые. Это у нас после ремонта кинотеатра батареи остались. Подождите немножко. Сейчас поможем.

– Поверить не могу, – прошептала я, когда мужчина ушёл.

Через несколько минут он вернулся с двумя крепкими парнями. Они быстро закинули батарею нам на тележку.

– Ещё придёте? – спросил мужчина.

– Да! – воскликнула я.

– Нет, – торопливо перебил Андрей. – Уже сил нет.

– Да? – спросила я неизвестно кого.

– Да, – твёрдо ответил Андрей, медленно толкая тачку. – Ещё неизвестно, сколько дней мы её до школы везти будем.

Сбрасывая свою батарею с тачки у школы, мы увидели нашу классную.

– Александра Захаровна, – умоляюще заговорила я. – Мы там столько батарей нашли! За кинотеатром! Но перевезти их не можем!

– И не нужно, попросим завтра к этому месту машину подогнать. Не переживайте.

Утром, когда пришла машина за металлоломом, наша классная договорилась с завучем школы, что водитель подъедет к кинотеатру и погрузит оставшиеся батареи. В машине, забиравшей металлолом, такой специальный маленький кран есть для погрузки. Наши батареи подняли в машину и прибавили к зафиксированному ранее весу: три раза по столько же! Мы заняли первое место! А восьмиклассники свою ванну так и не довезли.