Золотая рыбка



Трофимова Светлана — Золотая рыбка

Апрельское солнце залило кабинет 2 «А» класса до краёв. Всё плескалось в этом солнечном море: парты, ученики, коричневая школьная доска. Юлька прищурилась: причёска учительницы, словно корабль, выныривала из солнечных волн, когда она поднимала голову, и вновь ныряла в золотистое марево, когда Валентина Николаевна склонялась над классным журналом.

– К доске пойдёт… – волны сошлись над её головой. 2 «А» булькнул на самое дно. Юлька вздохнула. Задачка давно решена, и на листочке записного блокнота появились рожицы, цветочки, которые тоже плескались в солнечных бликах.

– К доске пойдёт… Борисов Слава.

Слава долго и неуклюже выбирался из-за парты, чем привёл в совершенный восторг своего соседа, совсем было разомлевшего на солнышке. Наконец он вышел к доске.

– Записывай решение задачи, – голос учительницы был строг.

Славка начал писать и говорить вслух:
– Два плюс три – игас…

– Не игас, а икс, – поправила учительница.

– Два плюс три – игас…

На задних партах началось оживление. Кто-то хихикнул. На Юлькином листочке не осталось свободного места.

– Два плюс три, – уныло тянул Славка, и было понятно, что его с головой накрыли солнечные волны, и вряд ли он выплывет на поверхность.

– Ой! – тихонько вскрикнула Юлька и сердито оглянулась. С соседнего ряда на неё озорно поблёскивали чёрные, как спелые смородины, глаза Дениса Суворина, а на Юлькиной парте золотой рыбкой, вынырнувшей из моря-океана, лежала конфета. Юлька притворно рассердилась, погрозив Дениске кулаком, и тут же зашелестела блестящей обёрткой.

Когда, наконец, прозвенел звонок, 2 «А» ринулся в раздевалки, путаясь под ногами старшеклассников, и впереди всех бежал, размахивая портфелем и что-то выкрикивая, Славка Борисов.

После душной раздевалки улица встретила свежестью таявшего снега, птичьим гомоном, солнечной кутерьмой. Юлька вспомнила, что ей сегодня нужно быстрее прийти домой.

– Юль! – застегивая на ходу курточку, к ней подбежала подружка Иринка. – Ты что сегодня вечером будешь делать?

– Не знаю, – сказала Юлька, шумно вдохнув весенний воздух.

– Приходи ко мне, – предложила Иринка и, слепив комок из талого снега, высоко подбросила его.

– Эй, девчонки! Подождите!

Подружки оглянулись. К ним по весенней распутице бежал – пальто нараспашку – Денис Суворин. Юлька вспомнила конфетку – золотую рыбку.

– Бежим! – крикнула она, и две девчушки, смеясь, побежали от Дениски.

– Подождите! Куда вы? Юль! Подожди, Юль!

Иринка обернулась, поправляя съехавшую на лоб вязаную шапочку, и крикнула:
– Ты что, любишь её, что ли?

– Люблю! – и солнце, словно хрустальный шар, разбилось на множество сверкающих луж.

– Люблю! – захлебывались лужи от восторга, и возвращалось солнце на небо брызгами из-под Денискиных ног.

…А ночью Юльке приснился сон. Плывет прямо к ней в руки золотая рыбка в конфетной обёртке и голосом Дениса Суворина говорит: «Люблю…», а за ней другая, третья, и ещё, и ещё, а из солнечных волн выныривает Славка Борисов и сосредоточенно пересчитывает их: «Два плюс три – игас… два плюс три…».