Новогодний снег



Георгиев Сергей — Новогодний снег

Рубрика: Бывает же!

До наступления Нового года оставалось всего ничего, дня два, наверное.

За окном трещал мороз, по взлётной полосе аэродрома Баклушино мела позёмка.

Лётчик Петухов сидел у себя дома на диване и смотрел телевизор. Новости приходили тревожные: в столице всё ещё не выпал первый снег, ни одной снежинки!

Показали сюжет, как все московские ребатишки вышли на Красную площадь с бесполезными и ненужными в такой ситуации лыжами, коньками и даже старыми дедовскими салазками. Дети стояли молча, с потухшими глазами.

В комнату вошла жена Петухова, стюардесса Зина.

– Сердце моё разорвётся! – сказала она, мельком взглянув на экран. – Пельмешков хочешь? А у нас здесь, в Баклушино, снегу этого – хоть фанерной лопатой греби! Чудеса в решете!

– Точно! – мгновенно встрепенулся лётчик Петухов и даже вскочил с дивана. – Лопата у нас в аэродромном хозяйстве есть, да и решето, если вспомнить, тоже имеется!

– Что ты удумал, горе моё?! – тихо ахнула стюардесса Зина.

– Решето мне от бабушки в наследство досталось, – объяснил Петухов. – В этом самом решете моя бабушка бельё на речку полоскать носила!

Не откладывая больше ни на секунду, лётчик оделся потеплее, сбегал в сарай за лопатой, отыскал за поленницей огромных размеров плетёное решето и, от души, с горкой наполнил бабушкино решето лёгким, как пух, белым чистым снегом.

Стюардесса Зина хорошо знала характер мужа и ни о чём больше не спросила. Пока Петухов махал лопатой, она подготовила к вылету самый быстрокрылый самолёт.

– Экипажу занять свои места! От винта! – скомандовал пилот.

Москву наши легко, по огонькам Останкинской телебашни.

– Я весь день пельмешки лепила, старалась… – глядя сверху на городские красоты, вздохнула стюардесса Зинаида.

Внизу всё выглядело одинаково унылым, серым – и крыши, и асфальт. Дети на Красной площади даже не поднимали к небу лиц.

– Приготовиться к снегометанию! – лётчик Петухов всей ладонью утопил красную тревожную кнопку на щите управления.

– Чуть наклони самолёт, – только попросила мужа стюардесса. – Бочком держи, чтобы сыпать было проще!

Зинаида распахнула настежь дверь.

Быстрокрылый баклушинский самолёт несколько часов кругами летал над Москвой, и всё это время бортпроводница без устали трясла над столицей решетом со снегом. Снег из бабушкиного решета валил густыми крупными хлопьями.

Когда Петуховы вернулись домой, по телевизору уже показывали только счастливые детские лица. Всю Москву завалило первым снегом, по самые кремлёвсие звёзды…

– Да знаем! – отмахнулся от новостей лётчик Петухов и взял из вазочки бублик с маком. – Проголодался я что-то… Вари пельмени, жена!