Как мама болела



Кузнецова Юлия — Как мама болела

Заболела у нас как-то в феврале мама. Кашляет, чихает и делает грустные глаза, как будто спать хочет. Папа с работы мне звонит и говорит:
– Слав, я приехать не смогу. У меня сейчас брифинг, потом митинг, а вечером вообще трейнинг. А ты будь мужчиной, в школу не ходи и маме вызови врача.

Я и вызвал. Врач маму послушала, щёлкнула сумочкой и говорит:
– Маму лечите и берегите.

Я её у лифта спросил:
– Как беречь-то?

– Выполняйте все желания.

У мамы не было никаких желаний. Были только грустные глаза. Потом позвонил папа и говорит:
– У меня сейчас митинг, потом трейнинг, а вечером – ночной брифинг.

– Как это, ночной брифинг? – спрашиваю.

– А это мы недолго с прессой пообщаемся. Недолго, честно. Часиков за пять, думаю, справимся. Так что маме скажи, я только на минутку заеду перед ночным брифингом. Спроси, каких лекарств привезти.

Мама сунула мне листок, который врач оставила, и закашлялась под одеялом. Я в листок поглядел. Почерк неразборчивый, какие-то каракули. Не то что у моей классной руководительницы. Завтра своим красивым чётким почерком она выведет в моём дневнике: «Прогул».

– Пап, – говорю, – помнишь, когда ты на маме женился, у тебя шляпа была серая?

– Фетровая, – вспомнил папа.

– Наверное. Я только на фотографии видел. Такую шляпу привези.

– Зачем?

– Маме прописали.

– А, для тепла, наверное. А ещё что?

– А ещё, когда я был маленький, и мы вместе гуляли, у тебя шарф был и перчатки в полосочку?

– Помню, – обрадовался папа, – ты ещё про перчатки пел: «У па-апы четыре руки».

– Ага. Их привези. И ещё на старой квартире у нас лампа-шар на столе стояла.

– Зачем маме лампа-шар?

– У неё глаза грустные. Ей, наверное, читать больно. Нужно освещение улучшить.

Когда я повесил трубку, мама затихла под одеялом. А я подумал: «Если всё получится, то не жалко будет и дневник на растерзание отдать».

Вечером влетел папа. От него веяло холодом. На бороде – как будто лёд. Очень холодный был февраль.

– Я на секундочку, – предупредил папа, – ну вы меня загоняли своими поручениями. Эти врачи современные чего только не прописывают. Но я всё нашёл, даже перчатки в полосочку.

Мама закашлялась. Я взял у папы перчатки и всё остальное. Поставил лампу на тумбочку у маминой кровати, включил. Надел на стеклянный шар шляпу, намотал шарф. Приделал к шарфу перчатки и положил их на стол. А потом фломастером нарисовал на лампе глаза, нос и бороду.

Мама смотрела на лампу, а та – на неё. А папа поглядел на них обоих и вдруг говорит:
– А знаете, ну его к лешему, этот ночной брифинг. Я лучше с вами останусь.

Снял пальто, сел рядом с мамой и обнял её. Она сразу кашлять перестала.

А я тихонько лампу выключил и вместе с шарфом и перчатками к себе унёс. Скоро в школе 23 февраля будут праздновать. Все с папами придут. А вдруг у моего снова ночной брифинг будет? Тогда лампа и пригодится.