Где взять червей?



Иванов Сергей — Где взять червей?

Сначала мы нашли на берегу озера грузило. Свинцовый шарик почти не заметен на сером камне, и мы два дня ходили мимо, пока кто-то случайно не наступил на него. Грузило скатилось с камня прямо к костру и было обнаружено наблюдательной мамой. Мы передавали шарик из рук в руки, рассуждали, на что бы он мог пригодиться, пока папе не пришла в голову самая естественная мысль – о рыбалке.

Ясно, что для рыбной ловли одного грузила мало. Нужны ещё крючок, леска, поплавок. Ничего этого у нас не было. Никто почему-то не подумал взять на озеро снасти.

Но находка разбудила в наших душах что-то рыбацкое. Оказалось, все мы – заядлые рыбаки. Сестра мечтала выловить большого окуня. Мама часами стояла на берегу, высматривая лещей. Даже мне захотелось подцепить какого-нибудь карася.

На следующее утро внезапная рыболовная мечта почти осуществилась. Видно, мы разбили свой лагерь на стоянке какой-то рыболовецкой артели. Возле своей палатки папа нашёл недостающее: спутанный клубок лески, обшарпанный поплавок и здоровенный ржавый крючок.

Выломать палку для удилища трудов не составило. И тогда возник вопрос – на что ловить?

Попробовали было на хлеб. Извели половину батона, но ни одна рыбка не позарилась на грязные катышки.

Пытались ловить на овода. Хлеба-то здешние рыбы, наверное, никогда не видели, а оводов едят ежедневно.

Вскоре стало ясно, что мы ошиблись. Наверное, рыбы ими объелись и больше уже не могли.

Значит, поняли мы, нужно копать червяков.

Копнули около стоянки там и сям – скала.

Отошли подальше – к самому болоту. Нашли на камнях немного земли. Но слой оказался таким тонким, что там не спрячется даже очень худой червяк.

От безысходности пробовали насадить на крючок какую-то личинку, которую сестра отыскала под корой сухой сосны. Естественно, наживлять это страшилище пришлось самому смелому из нас – маме. Больше никто не мог взять её в руки.

На личинку тоже ничего не поймали. Но тут уж виноваты были мы сами – не заметили вовремя поклёвки. Рыба съела наживку без всякой пользы для нас.

Пока мы возились с личинкой, в центре озера объявился рыбак в резиновой лодке. На наших глазах он вытащил из глубин одну за другой двух блестящих рыбин: то ли лещей, то ли крупных плотвиц.

Тогда папа сказал:
– Пойдём завтра на станцию, есть же там у людей огороды!

Мама сначала не хотела нас отпускать, но у неё не оставалось выбора – как раз закончились макароны, и всё равно нужно было идти в магазин.

Станция находилась не близко. Оттуда мы с тремя привалами еле добрались до озера. И по пути я что-то не заметил никаких огородов. Папа сказал, что из-за усталости я просто не смотрел по сторонам. Неправда, я смотрел. По пути я видел металлический рубль, который тут же подобрал, ржавую велосипедную цепь, четырёх собак, батарейку, сотню гранитных обломков, баню, кафе и булочную. А вот огородов не заметил.

Без рюкзаков дорога показалась в десять раз короче. Нужно только пройти вдоль одного озера, потом другого, миновать сосновый лесок – тут уже и асфальтовое шоссе, по которому идти совсем легко. Скоро вдоль дороги потянулись гаражи местных жителей, а следом возник и сам посёлок.

Ближайший магазин помещался в маленьком домике-вагончике около станции. Но он оказался закрыт. Взглянув на табличку, мы убедились, что у продавщицы законный обед.

В растерянности бродили мы вокруг вагончика и ковыряли кроссовками сухой песок (в котором, конечно, не нашлось ни одного червяка). Какая-то женщина остановилась неподалеку и долго молчала, прежде чем посоветовать:
– А вы идите к Зинке-продавщице, она вам и отпустит.

Дом продавщицы стоял напротив магазина. Правда, покупателей Зинка видеть не могла. Она смотрела телевизор. Это мы поняли по голосам актёров, которые доносились из комнаты.

Удивительно, но продавщица без разговоров согласилась открыть магазин. Мы так обрадовались, что купили не только хлеб с макаронами, а ещё две банки тушёнки, три сгущёнки, кило печенья, большую бутылку кваса и два стаканчика мороженого. Хотели купить мороженое и девочкам, но раздумали – оно бы растаяло на такой жаре.

Зинка дала нам ещё и картонную коробку, чтобы сложить туда покупки. Однако для полного счастья нам кое-чего не хватало, и продавщица это почувствовала нутром профессионала.

– Ещё что-то хотите, молодые люди? – спросила она.

– Гм. Да, – прокашлялся папа. – Нам бы червячков.

– В каком смысле? – всё ещё улыбаясь, спросила продавщица.

– Для рыбалки, – поддержал я родителя.

Продавщица подняла брови и, встав к нам вполоборота, принялась рассматривать полки. Потом, просветлев лицом, схватила какой-то пузырёк и протянула отцу.

– Это тоже пригодится, – сказал папа, торопливо засовывая пузырёк в карман. – Но мы имели в виду другое. Скажите, у вас есть огород?

– Да разве это огород, – махнула рукой продавщица. – Ничего не растёт. Вот на родине, в Тамбове, ведро картошки посадишь – десять выкопаешь.

– Картошка нам не нужна, – сказал папа.

– Да вы по-человечески можете сказать, чего вам надо?! – обиделась вдруг продавщица.

Мне пришлось опять помогать папе.

– Червяков у вас на огороде можно накопать? – спросил я вежливо.

– Копайте, – сразу успокоившись, сказала Зинка. – Мне не жалко. Только, по-моему, они там не водятся.

Продавщица выдала нам лопату и отвела в самый угол участка, где росла ветвистая картошка.

– Ботву только не поломайте, – сказала она и ушла досматривать сериал.

Огородная земля оказалась смесью песка, щебёнки и какого-то порошка, похожего на каменный уголь. Изредка в ней попадались стекляшки, соломинки и металлические вкрапления, но ни одного живого организма мы не нашли.

Тогда мы, не спрашивая разрешения, попытали счастья в другом месте, где хозяйка устроила грядки. Там было влажнее, и мы даже выкопали испуганную жужелицу, которая тут же ввинтилась обратно. Наверное, она, как и мы, искала червей.

Оставалось поискать только в хозяйском парнике, который красовался на самом солнцепёке, сверкая новенькой полиэтиленовой плёнкой. «Уж в парник-то, наверное, положили самую настоящую землю», – подумали мы, осторожно приоткрыли дверь теплицы и сразу ощутили сильнейший парниковый эффект. Поток разогретого пара едва не свалил нас с ног.

Внутри сильно пахло помидорами. Я где-то слышал, что помидоры, как и все паслёновые – ядовиты. Просто наш организм давно привык к яду. Но сейчас концентрация оказалась чересчур высокой. Папино лицо стало стремительно бледнеть. Он пошатнулся и сказал:
– Копай теперь ты. Мне здесь не разогнуться.

А он всего-то на две головы выше меня.

Я взял лопату и стал искать, где бы копнуть. Но такого места не было. Повсюду торчали бледно-зелёные ядовитые стебли.

– Скорее, – шептал папа, жадно глотая полный миазмов воздух. – А то мы тут задохнёмся.

Зажмурившись, я с размаха вонзил куда-то лопату. И тогда дикий, ни на что не похожий вопль потряс теплицу и окрестности. Потом на меня обрушилось небо.

Когда прибежала испуганная хозяйка, мы уже вернули парник в исходное положение. Чего, увы, не скажешь о помидорах.

– Пусти козла в огород, – задумчиво сказала продавщица Зинка. – Червей-то хоть нашли?

– Пока нет, – смущенно сказал папа.

– Идите-ка вы со двора, – сказала хозяйка. А потом добавила. – У меня за забором немного привозного навоза осталось. Там должны быть.

И точно – в остатках навозной кучи мы отыскали целых пять червяков. Но что это были за червяки! Тощие, бледные, вертлявые, нисколько не похожие на нормальных дождевых аннелид, которые у нас в Москве выползают на асфальт в дождливый день. Я уж не говорю про подмосковных. Нужно двадцать здешних обмылков, чтобы получился один подмосковный.

Но спасибо, как говорится, и за это.

Сунув червей в банку, а банку завернув в пакет, отец положил ценную добычу мне в карман, сам взял коробку с продуктами и скомандовал отступление в лагерь.

Увы, перекапывание огорода подточило наши силы. Раненый лопатой папа вообще еле хромал. В лесу стало чуточку прохладнее и поэтому легче, но впереди нам предстоял тяжёлый путь по скалам.

– Тут есть удобная дорога в обход, – сказал папа. – Только в одном месте нужно преодолеть гребень.

Мне очень не хотелось карабкаться по камням, и я согласился на эксперимент. В итоге к родным мы вернулись под вечер, с истёртыми в кровь ногами, мокрые по колено. «Удобную дорогу» затопили недавние дожди, а скал мы встретили не меньше, чем обычно. Дважды мы сбивались с пути, потому что едва заметная тропка на камнях полностью исчезала.

– Вам вообще повезло, что мы вернулись, – ответил я сестре, когда они с мамой накинулись на нас с упрёками.

Но им этот аргумент не показался убедительным. Тогда я предъявил наш главный довод.

– Зато, – сказал я, – мы совершили невозможное. Нашли в этой пустыне настоящих червей.

– Покажите, – сказала мама. Я раскрыл пакет, достал банку и вытряхнул ее содержимое на камень. Из банки выпала сухая сосновая иголка.

– Где же ваше сокровище? – спросила сестра.

– Были тут, – растерянно сказал я и заглянул в банку. Вместо пяти добытых с таким трудом червей я увидел только двух: один изо всех сил извивался, цепляясь за край банки, другой намертво приклеился ко дну.

– Ну, теперь у нас рыбы будет! – иронически заметила мама и вернулась к костру. Возле него лежала огромная куча заготовленного девочками хвороста. Мама стала ломать сухие ветки, демонстративно не обращая на нас никакого внимания. Тогда мы, несмотря на усталость, решили доказать, что ходили на станцию не зря. Не притрагиваясь к ужину, мы немедленно насадили последнего живого червяка и забросили удочку в озеро.

Сначала мы проверяли крючок каждые пять минут, потом стали вытаскивать снасть через полчаса, а когда стемнело, оставили удочку на ночь.

Сидел ли кто-нибудь утром на крючке, я, честно говоря, уже не помню. Но коробка с продуктовыми запасами, которую мы с риском для жизни волокли по скалам и болотам, нам очень пригодилась. Еды хватило как раз до отъезда. И даже осталось чем заморить червячка в электричке.

Перед поездом мы зашли в магазин и купили маме с сестрой по мороженому. Зинка обрадовалась нам, как старым знакомым. «Жалко, – говорит, – что уезжаете. Так хорошо огород перекапываете. Оставались бы до осени».

– У нас, – отвечает папа, – свой огород есть, даже целых два. Плюс родственники. Так что извините, пожалуйста.

– Да ничего, – ответила Зинка. – Сразу было видно, что вы умелые огородники. Квалифицированные.