Странная птица Селестина



Роньшин Валерий — Странная птица Селестина

Рубрика: Бывает же!

Жила была птица по имени Селестина. Это была очень странная птица, потому что она не любила летать. Другие птицы только и делали, что целыми днями летали: носились, кружились, порхали… На землю они опускались лишь только для того, чтобы чего-нибудь поклевать и где-нибудь поспать. Да и то не все. Многие птицы – ласточки и стрижи, к примеру, – завтракали, обедали и ужинали прямо в воздухе, хватая налету комаров да мошек. А многие другие птицы – аисты и журавли, к примеру, спали прямо налету, но, правда, без подушек и одеял (попробуй-ка помаши крыльями под одеялом). И все птицы – абсолютно все! – считали, что лучше провести час в воздухе, чем день на земле. Только одна Селестина думала по-другому. Кто-то, может быть, сделает слишком поспешный вывод, сказав, что Селестина была просто-напросто трусихой, потому-то она и боялась летать. А вот и нет. Трусихой Селестина не была. Скорее, наоборот. Ведь давно известно, что именно на земле, а не в небе птиц подстерегает множество опасностей в виде кошек, собак, людей и машин. Так что Селестина была очень даже смелой птицей, раз она добровольно подвергала себя земным опасностям вместо того, чтобы беззаботно парить в небесной синеве.

Тогда напрашивается другой вывод: Селестина просто не умела хорошо летать, а летала, как курица; ведь все знают, что куры хоть и имеют крылья, но могут взлететь разве что на невысокий заборчик. Но в том-то и дело, что Селестина летала не как курица. Она могла летать лучше, выше, дальше и быстрее всех остальных птиц, вместе взятых. И, тем не менее, отказывалась это делать. Категорически.

Ну, тогда сам собой приходит на ум совсем уж обидный для Селестины вывод. Селестина была просто дура-дурой, раз она вместо радости полета «на своих двоих» крыльях, предпочитала таскаться по земле «на своих двоих» лапах.

Но и это предположение в корне не верно. Потому что Селестина была оооооооочень даже умной птицей. Например, она знала, что у сороконожки на каждой ножке по 2778 волосков и что солнце никогда не встает и никуда не садится, и уж тем более не всходит и не заходит, а просто вращается вокруг своей оси.

Короче говоря, Селестина была точь-в-точь, как некоторые люди, которые, имея блестящие способности к чему-либо, вместо того, чтобы ими пользоваться, берут лопату и собственноручно (то есть, собственными руками) зарывают эти способности в землю, да ещё и как можно глубже. Селестина, конечно же, свои блестящие способности к полётам в землю не зарывала (да и как бы она, интересно, могла их зарыть, не имея ни рук, ни лопаты), но и летать не желала.

«Ну почему, почему Селестина не хочет летать?» – недоумевали многие птицы. А некоторые из них так прямо у неё и спрашивали:

– Селестина, объясни нам, пожалуйста, ну почему ты не хочешь летать?

– Я, конечно, могу объяснить, – отвечала Селестина, – но вы ничего не поймёте.

– А может, поймём, – настаивали птицы.

– Ну, хорошо, – соглашалась Селестина и объясняла им, почему она не хочет летать.

– Ни-че-го не понимаем, – в недоумении разводили крыльями птицы.

– А я вас предупреждала, что вы ничего не поймёте, – говорила Селестина.

– А ты бы не могла нам попроще объяснить, – просили птицы, – как безмозглым воробьям.

Селестина объясняла им, как безмозглым воробьям, но птицы всё равно ничего не понимали.

– А нельзя ли ещё проще, – снова просили они, – как круглым дуракам?

Селестина объясняла им, как круглым дуракам, а птицам опять было не понятно.

– Ну а ещё, ещё проще… – галдели они.

– Проще уже некуда, – сказала Селестина.

В общем, так птицы ничего и не поняли.

А однажды над землей разразилась страшная буря. Ревел ветер, хлестал дождь, сверкали молнии, гремел гром… Все птицы быстренько спустились с небес на землю и попрятались кто куда.

И лишь одна Селестина вдруг неожиданно расправила свои сильные крылья, взмахнула ими и полетела… и полетела… да не куда-нибудь, а прямо навстречу ревущему ветру, гремящему грому и сверкающим молниям.

Да, странная птица Селестина, весьма странная.