Талабенец



Ермильченко Наталья — Талабенец

Рубрика: Точка на карте

Некоторые грустят в пасмурную погоду, а я – нет. Я смотрю на тучи, и повторяю про себя: «Талабенец, Талабенец!»

Та-ла-бенец! Словно звучат одновременно колокольчик и бубенец. Или перекатывается во рту карамелька. Талабенец – остров на Псковском озере. Только нет на Талабенце музыки, и некому наслаждаться карамельками – он необитаем. Люди там давно не живут.

Со стороны остров похож, пожалуй, на смятую подушку, из которой торчит, как перо, вышка МТС. Но набита эта «подушка» не перьями, а песком, и обложена большими валунами. Нежатся на ней речные чайки. Большие, как индюки, они греются в песчаных складках, дремлют на валунах с одной стороны Талабенца. А с другой подплывают к нему иногда коровы с соседнего острова пощипать травы, короткой и сухой.

Больше там ничего и нет. По-моему, всё, что легче коровы, с Талабенца попросту сносит ветром. Это он здесь настоящий хозяин, он мнёт «подушку» Талабенца. Ветру, когда он встаёт над Псковским озером, по силам, наверное, и вовсе сдуть остров с места, подхватить и унести куда-нибудь – хоть на край света. Но Талабенцу не дадут улететь. По обе стороны от него – братья, острова побольше. Каждый из них тянет к Талабенцу руку – длинную песчаную косу. Когда озеро мелеет, видно, что косы достают до самого Талабенца, будто держат его. А может, и не руки это вовсе, а корневища, из которых острова когда-то проросли.

Называется песчаная коса – ксуд. Большой ксуд и малый. Это мне сказали рыбаки, соседи Талабенца. Их слово «Талабенец» в пасмурную погоду не веселит.

Поставить бы на острове щит, написать на нем: «Москва».

Вдруг поможет?