Эмилия – городская курица



Николаева Наталья — Эмилия – городская курица

Эмилия в Супермаркете

– Эмилия! Эмилия!

Тррям! Бумс! Бумс!

– Эмилия! Эмилия!

Бумс! Бумс! Тррям!

– Эми-и-илия!

-Тихо! Тихо! Ты всех перебудишь!

«Тихо! Тихо! Ты всех перебудишь!» – это сказала Эмилия. Эмилия – городская курица. Она живёт на застеклённом балконе.

«Эмилия! Эмилия!» – это кричал её друг и сосед, попугай Гай Юлий Цезарь.

«Тррям! Бумс! Бумс!» и «Бумс! Бумс! Тррям!» – это попугай Гай Юлий Цезарь стучал клювом в балконное окно, чтобы разбудить Эмилию.

– Как можно спать в такое прекрасное утро? – попугай Гай Юлий Цезарь разноцветным вихрем влетел на балкон, как только Эмилия приоткрыла для него раму.

– Мой хозяин всегда спит по субботам до полудня, – напомнила попугаю Эмилия.

Она очень любила своего хозяина. Каждый день Эмилия несла по два яйца. Он всегда ел на завтрак яйца. В понедельник варил вкрутую. Во вторник – всмятку. В среду – в мешочек. В четверг делал глазунью. В пятницу – болтунью. В субботу – гоголь-моголь. А в воскресенье выпивал сырые. И никогда не отступал от заведённого порядка.

– Попугаи не любят спать до полудня, – громко крикнул попугай Гай Юлий Цезарь, но Эмилия взглянула на него укоризненно, и он перешёл на шёпот: – Они любят кататься на аттракционах.

Попугай Гай Юлий Цезарь жил на соседнем балконе. Эмилии нравилось его красивое длинное имя, но она боялась в нём запутаться, поэтому называла его просто – «Дорогой друг».

– Дорогой друг, я очень рада тебя видеть, – улыбнулась попугаю Эмилия. – Но какие аттракционы в такую рань?

– Ты не права, – сказал попугай Гай Юлий Цезарь, – для аттракционов не бывает слишком рано или слишком поздно. Тем более для страшных и головокружительных, на какие мы с тобой сейчас отправимся.

– Я боюсь страшные аттракционы, – призналась Эмилия. – А головокружительные – очень боюсь.

– Не бойся! Я же с тобой, – напомнил ей попугай Гай Юлий Цезарь. – Ну нам пора!

– Дорогой друг, – сказала Эмилия. – С тобой я, пожалуй, не побоюсь прокатиться даже на головокружительном аттракционе. Но сначала я должна снести хозяину два яйца к завтраку.

И они стали ждать, пока Эмилия снесёт два яйца к завтраку.

Попугай Гай Юлий Цезарь не умел ждать просто так. Он умел ждать весело. Сначала он раскачивался вниз головой на бельевой верёвке. Потом он строил башню из пустых цветочных горшков. Но и весело ждать ему надоело.

– Ну что? Снесла? – начал он приставать к Эмилии.

– Ещё нет, – отвечала та.

– Ну как? Дело сделано?

– Пока нет.

– Ну? Уже всё?

– Кажется, я не могу снести яйцо, – смущённо произнесла Эмилия.

– То есть как? – не понял её друг.

– Вот так, – вздохнула Эмилия. – Не получается.

– Совсем?

– Совсем.

– Попробуй попрыгать на одной лапке, – посоветовал попугай.

Эмилия попрыгала.

– Может, тебе взлететь под потолок и ухнуть вниз?

Она взлетела и ухнула.

– Тогда надо разбежаться и бумкнуться об стену.

Курица разбежалась и бумкнулась. И сразу горько расплакалась.

– Ты слишком сильно бумкнулась? – стал переживал попугай.

– Ах! – утирала она слёзы белоснежными крылышками. – Мой дорогой хозяин через час проснётся, а у него не будет его утренних яиц, – и Эмилия зарыдала пуще прежнего.

Попугай нахмурился и задумался.

«Скрип-скрип», – скрипела рама от порывов весеннего ветерка. «Хлюп-хлюп», – шмыгала носом Эмилия от горя. «Вжии-вжии», – проносились под балконом машины.

– Придумал! – воскликнул, наконец, попугай Гай Юлий Цезарь.

***

Курица Эмилия и попугай Гай Юлий Цезарь приблизились к стеклянным дверям супермаркета.

– Дорогой друг, – остановилась Эмилия в нерешительности, – ты уверен, что нам туда можно?

– Видишь знак «Вход с собаками и мороженым запрещён»? Ты не собака и не мороженое. Ну и я тоже. Прошу, – и попугай пропустил даму вперёд.

Эмилия впервые оказалась в супермаркете. Он был большой. Очень большой. Намного больше её балкона, и даже больше комнаты её хозяина. Честно признаться, Эмилия никогда не видела таких больших комнат, как этот супермаркет. И ещё здесь пахло. Эмилия не могла точно определить, чем. Были и знакомые запахи: кофе, яблок и мандаринов. Но их перебивали незнакомые – мягкие приятные и резкие пугающие. И ещё здесь было слишком много людей.

– Посторонись! – услышала Эмилия окрик, и попугай еле успел оттолкнуть её в сторону. Мимо проехала железная громыхающая тележка, заваленная коробками и банками.

– Пойдём, – потянул Эмилию попугай, – нам нужен отдел со свежими яйцами.

В супермаркете попугай Гай Юлий Цезарь необыкновенно оживился. Он скакал по полкам. Предлагал захватить пару флаконов шампуня от перхоти.

– По акции – дёшево! Два по цене одного! – уверял он Эмилию.

Отдела со свежими яйцами пока видно не было. Зато они наткнулись на длинные-длинные полки с крупами.

– Что ты делаешь? – испуганно вскрикнула Эмилия.

Попугай сидел на верхней полке и клевал что-то из красочного пакета.

– Мюсли, – невозмутимо объяснил он. – С экзотическими фруктами. Попробуй сама.

– Разве можно есть прямо с полок? – удивилась Эмилия.

Она знала, что её хозяин никогда не ел в супермаркете, а всё приносил домой.

– Конечно, можно, – кричал попугай. – Не могу же я купить кота в мешке, то есть мюсли в мешке. Должен же я сперва определить качество товара.

– Папа! Папа! Купи мне попугая! – раздался требовательный голосок маленькой девочки.

– Ну откуда здесь попугаи?

– Вон он на полке сидит – мюсли ест.

Попугай Гай Юлий Цезарь от неожиданности поперхнулся и уставился на папу с дочкой.

– В мамином списке покупок нет попугая, – возразил папа.

– Но ты же уже взял мне шоколадку без списка, – напомнила ему девочка.

– Мало нам кошки и хомячка, – сказал папа.

Но поднесённые к глазам кулачки и готовый вырваться плач смягчили его.

– Хорошо, берём. С мамой разберёшься сама, – и сильная рука, крепко схватив попугая, сунула его в тележку между пакетом молока и коробкой имбирного печенья.

– И эту тоже, – велела девочка, указав на застывшую от страха Эмилию. Эмилия испугалась не за себя, а за своего дорогого друга, засунутого в большую тележку с продуктами.

– Надо же! – удивился папа и наклонился над Эмилией. – И куриц продают. Только что-то ценник не найду, – и он принялся бесцеремонно осматривать Эмилию со всех сторон.

– Купи, купи, папа, купи! – затараторила девочка.

– Ладно. В хозяйстве всё пригодится, – подмигнул папа и сунул Эмилию к коробке с замороженной пиццей.

Тележка тронулась, и на Эмилию откуда-то упала пачка спагетти. Попугай Гай Юлий Цезарь, придавленный имбирным печеньем, в ужасе таращил глаза.

– Надо выбираться, – шепнула ему Эмилия.

Попугай молчал.

Тогда Эмилия применила язык жестов – хваталась крыльями за лапы и трясла их, что, очевидно, означало: «Бери лапы в крылья и беги!».

Попугай не реагировал.

Тогда Эмилия стала вылезать из-под спагетти, чтобы подобраться поближе к попугаю. Тут тележка остановилась перед полками с конфетами. Послышался просящий детский голосок и нетвердый отказывающийся голос отца. Эмилия добралась до попугая, вытолкнула его из тележки и скомандовала: «Беги!».

Оба, и курица, и попугай, пулей понеслись между рядами вглубь супермаркета. Остановились отдышаться, только когда страшная тележка осталась далеко позади.

– Глупая капризная девчонка, – выговорил попугай.

– Просто она любит домашних животных, – заступилась за неё Эмилия.

– Не защищай её, – сказал попугай. – Если бы не моя выжидательная тактика «Обмани девчонку глупым видом», мы бы до сих пор торчали в этой тележке.

– С тобой я ничего не боюсь, – призналась Эмилия.

– Теперь за яйцами, – сказал попугай, сразу подобрев. – Какой это отдел?

Они нашли табличку – «Угощения для гурмана».

– Дорогой друг, кто такой гурман? – спросила Эмилия.

– Гурман – это… – попугай развел крыльями. – Это… Сам-то я понимаю, а вот объяснить не могу.

И чтобы Эмилия больше не расспрашивала его, сделал вид, что очень заинтересован угощениями для этого самого «гурмана».

– Ха-ха-ха, – вдруг раздался задорный смех попугая. – «Рагу из мышиных хвостиков»! «Паштет из ослиных ушей»! Вот чем угощаются гурманы!

Друзья читали надписи на банках и коробках и смеялись.

– Гы-гы-гы! – закатывался попугай.

– Хи-хи! – тоненько вторила ему Эмилия.

Но тут попугай резко оборвал смех и севшим голосом попросил:

– Эмилия, будь добра, прочитай, пожалуйста, надпись на этой банке, а то я что-то… – и попугай запнулся.

– «Консервы из попугая», – старательно прочитала Эмилия и испуганно взглянула на своего друга.

Попугай щёлкал клювом, будто ему не хватало воздуха. Потом он прикрыл глаза и стоял, раскачиваясь из стороны в сторону. Затем твердо проговорил:

– Я знаю одно, что этот ГУРМАН – очень плохой человек, – и, взяв Эмилию под крыло, не оборачиваясь, увёл её из этого отдела.

***

– Вы не подскажите, где тут яйца? Яйца где можно найти? – метался попугай между посетителями супермаркета, но они не обращали на него никакого внимания. – Кто-нибудь в этом супермаркете скажет мне, где яйца? – разозлился попугай.

– Дорогой друг, – позвала его Эмилия.

Она сидела на контрольных весах, ожидая, когда попугай выяснит, где же яйца.

– Дорогой друг, нам не нужны больше яйца, – торжественно объявила Эмилия и привстала: под ней лежало свежеснесённое беленькое яичко.

– Надо же! Курица яйца прямо в магазине несёт! – всплеснула руками старушка и позвала:

– Марья Кузьминична, берите сразу три десятка. Сегодня свеженькие! Прямо из-под курицы!

И две старушки поспешили к полкам, расположенным у Эмилии за спиной – там сверкали белобокие яйца в упаковках по десять и по тридцать штук.

– Свежеснесённые, говорите? – к полкам с яйцами стали подходить ещё старушки, женщины, дяди и даже два старичка.

Не успели Эмилия с попугаем глазом моргнуть, как яйца были сметены с полок. Осталось одно под Эмилией, и на него косился старичок, которому яиц не досталось.

– Пойдём-ка поскорее отсюда, – потянул Эмилию попугай Гай Юлий Цезарь.

– Вскрывать упаковку нельзя! – над курицей и попугаем навис широкоплечий охранник супермаркета.

– Мы ничего и не вскрывали. Это наше яйцо, – насупился попугай. – И мы уходим.

– А платить кто будет? – угрожающе произнес охранник.

– Ты же говорил, что в супермаркете можно всё брать просто так, сколько унесёшь, – строго посмотрела на попугая Эмилия.

– Ну не всё, – замялся попугай: – Но это наше яйцо. Мы его высидели. Мы его и заберём!

– Ничего подобного.

Одной рукой охранник сгрёб курицу и попугая, а другой – яйцо.

***

В кабинете директора мирно гудел кондиционер, и плавали рыбки в аквариуме. Сам директор, небольшой круглый человек, сидел в чёрном кожаном кресле и ел эклер.

– Нарушителей привёл, – вежливо доложил охранник, боком входя в дверь. Увидев эклер в руке директора, охранник смутился и не знал, куда пристроить нарушителей и яйцо. Директор властным жестом показал на подоконник, потом на стол. И курица с попугаем тут же оказались на подоконнике, а изъятое яйцо на столе перед директором.

– Так, – сказал директор.

После этого «так» Эмилия сразу поняла: не увидеть ей больше своего дорогого хозяина, потому что посадят её на какой-нибудь тюремный балкон за кражу яиц в особо мелких размерах.

– Так, – повторил директор, и после второго «так» даже попугай вспомнил, что на его совести разорванная упаковка с мюсли.

Попугай и Эмилия трепетали. А директор доел эклер и принялся за пирожное с розовым кремом.

Вдруг в кабинет ворвалась заплаканная продавщица из яичного отдела. Она всхлипывала. Она причитала:

– Всё… Подчистую… Они требуют… А что я могу…

– Так, – хмуро произнес директор и отложил в сторону надкушенное пирожное с розовым кремом.

Оказалось, что слух о свежеснесённых яйцах облетел не только весь супермаркет, но и окрестности. И собралась толпа, требующая яиц. А они закончились.

– Ни одного не осталось, – всхлипнула в последний раз продавщица, и тут все посмотрели на яйцо, лежащее перед директором.

– Так, – сказал директор и потёр руки.

***

Яйцо, снесённое Эмилией, лежало в маленькой корзиночке, на дно которой была постелена вата. Корзиночку аккуратно двумя пальцами нёс лично директор. В другой руке у него была упаковка с эклерами и пирожными, розовыми от крема. А курицу с попугаем нёс подобревший по приказу начальства охранник.

– Так-так, – улыбался директор. – Заходите в наш супермаркет почаще. Вы помогли нам сделать месячную выручку по яйцам за 15 минут. Ах, – произнес он мечтательно, – вот если бы в наш молочный отдел забрела корова…

Эмилию и попугая с почестями проводили из супермаркета, к которому подъезжал рефрижератор с новой партией яиц для жаждущих покупателей.

***

Был полдень. Курица Эмилия и попугай Гай Юлий Цезарь сидели на балконе. Перед ними в корзиночке лежало два яйца и стояла не вскрытая ещё упаковка с эклерами и пирожными.

– Мы так и не попали на аттракционы, – сказала Эмилия.

– Что ты говоришь! – вскричал попугай. – У нас же целая упаковка эклеров и пирожных с розовым кремом. А это, поверь мне, стоит тысячи самых страшных аттракционов.