Носы марсиан



Левинзон Гавриил — Носы марсиан

– Дожили вы, Горюнов и Зимин, – сказал наш классный дам Григорий Никитич. – Что ж, рассказывай, Горюнов, всё как было. У тебя язык лучше подвешен.

И я вышел к доске и рассказал. Но класс начал смеяться, а у Красной Стружки, нашей старосты, лицо стало сердитым. Мы её называем Красная Стружка, потому что её фамилия Стружкина, и она ходит в красном свитере.

– Что ты выдумываешь! – заявила Красная Стружка. – Как это можно бросить в человека камень за то, что у него нижняя губа в повидле?

– Верхняя, – сказал я. – Если ешь хлеб с повидлом, обязательно вымажешь верхнюю.

И тут все опять засмеялись.

– Дисциплинки не вижу! – наш классный дам шлёпнул по столу ладонью. – А ну-ка, Горюнов, расскажи всё как следует. Мы ничего не поняли.

И тогда, чтобы всё было понятно, я начал с самого начала, с того, что многое на свете получается очень обидно. Ну, не обидно разве? Человека-неведимки, оказывается, не было – это только фантазия; человека-амфибии тоже не было, и даже неизвестно, есть ли жизнь на Марсе.

И Мишка Мешалкин знал, как мне всё это обидно, потому что я думал, что он настоящий товарищ, и всё ему рассказывал. И вот на прошлой неделе, когда мы шли в школу, он мне и говорит:
– А знаешь, ботинки изобрели…

– Какие ботинки? – интересуюсь.

– А такие, в которых по воде можно ходить. Один в таких ботинках из Европы в Америку пешком отправился.

Я так обрадовался, что даже запрыгал, и до самой школы шёл по лужам и представлял себе, что иду в таких ботинках.

– Мишка, ты откуда это узнал?

– В журнале «Привирайка» прочёл. Приходи ко мне – покажу.

После школы я к нему пошёл, а он говорит:

– Приходи завтра: соседка взяла читать.

И на следующий день сказал то же самое. Но я всё-таки ему верил.

Каждый день перед сном я думал об этих ботинках, засыпал очень поздно, а во сне ходил в этих ботинках по морям и рекам, и у меня начали болеть ноги. В школе мне хотелось спать, и я тогда получил две тройки. Но тройки я уже исправил, так что это к делу не относится. А на четвёртый день подходит ко мне Мишка и говорит:
– Обманули дурака – таких ботинок нет.

Он ел хлеб с повидлом и при девчонках и первоклассниках смеялся надо мной. С тех пор я с ним не разговариваю и никогда разговаривать не буду.

После этого я подружился с Игорёшкой Зиминым. Скоро Игорёшка придумал игру, и мы каждый день играли во дворе на тачке дворника. Двориник говорил: «Можете летать на тачке куда угодно, хоть на Марс, только никуда её не увозите».

Но Мишка нам мешал. Между нашими дворами заборчик из штакетника, и Мишка из своего двора смотрел на игру и кричал: «Никакая это не ракета – это тачка!» Или: «Никакая это не луна – это мусорный ящик!» – и ел хлеб с повидлом. И мы всё это терпели.

А вчера я не выдержал. Мы как раз прилетели на Марс и встретили марсианина. Он был похож на людей, только уши у него были треугольные и нос не такой, как у нас. Марсианин познакомил нас со своей сестрой, и мы пошли на марсианский стадион. Там проходили соревнования по лёгкой атлетике, и оказалось, что марсианский рекорд по прыжкам в длину равен одному метру девяноста пяти сантиметрам. Мы с Игорёшкой решили поразить марсиан и сказали, что хотя и устали с дороги, но всё равно будем защищать честь Земли и нашей школы. Мы разделись, и трибуны замерли – все увидели, какие мы богатыри. И уже я хотел разбежаться и прыгнуть, но вдруг слышу голос:
– Скелеты! Вы зачем джинсы сняли?

И трибун не стало, а вместо марсиан я увидел смеющееся Мишкино лицо, и оказалось, что у него верхняя губа в повидле. И я уже не смог дальше терпеть и запустил в Мишку камнем. Мы схватили в охапку наши одёжки и убежали.

И вот вижу: все в классе подняли руку, даже Толик Зенков, который очень редко поднимает руку, потому что застенчивый.

– Вот это активность! – удивился наш классный дам и дал слово Толику.

Толик встаёт и спрашивает:
– А какие у марсиан носы?

И я взял мел и нарисовал на доске нос марсианина. И хотя я рисую плохо, никто не смеялся.

Потом наш классный дам сказал:
– Задавайте вопросы по существу.

Встала Красная Стружка и заявила:
– Всё это здорово, но ученик не должен бросаться камнями…

Классный дам велел нам извиниться перед Мишкой. Но мне не хотелось. И Игорёшке тоже. Мы посмотрели на нашего классного дама – у него был очень строгий вид. Такой вид, что мы поняли: он не отпустит нас домой, пока мы не извинимся. Мы пробурчали: «Ладно, извини…» И классный час окончился.

В коридоре ко мне подошла Красная Стружка и спросила:
– А у марсианок такие же носы, как у марсиан?

– А тебе зачем знать? – говорю. – Ты у Мишки Мешалкина спроси.