Хвостатые «пришельцы»



Янов Владимир — Хвостатые «пришельцы»

Рубрика: Бывает же!

Домой Петька пришёл, еле волоча ноги. Целый день они с Витькой провёли на пляже в Золотарях, где после недавнего шторма на берег накатывались высокие, белые от пены волны океанской зыби, в которых ребята плавали и кувыркались, подобно юным задорным дельфинам.

Накупавшись до синевы, они, трясясь мелкой дрожью, падали на отмытый горячий морской песок и всем телом с наслаждением впитывали солнечный жар, ощущая себя живой рыбкой на раскалённой пляжной сковородке. И пока их смуглые до черноты тела согревались, они болтали обо всём на свете, зарываясь по самую шею в обжигающий песок.

– Петька, а ты НЛО видел когда-нибудь? – спросил Витька, переворачиваясь на живот.

– А как же! – солидно ответил Петька. – Недавно по телевизору передача была про инопланетян.

– Так то по телевизору, – разочарованно протянул Витька. – А на самом деле?

– Да как же их увидишь? – ответил друг вопросом на вопрос, осыпая себя песком. – Они же по ночам летают, когда мы спим.

– А я по ночам, когда просыпаюсь, в окна поглядываю, не летит ли где «тарелка», – признался Витька. – Но ночью только светлячки иногда пролетают.

– Интересно, а какие они, эти инопланетяне? – спросил Петька.

– Я читал, что они маленькие, лысые и безносые. Вместо носа у них две дырочки от ноздрей.

– А я видел рисунок в газете, где они были высокие, худые и прозрачные, как медузы. А если бы ты их встретил, Витька, что бы им сказал?

– Я бы протянул им руку и предложил дружить планетами. Ведь где-то у них есть своя планета. Они научили бы нас делать такие же «летающие тарелки», и мы летали бы к ним в гости.

– А я попросил бы их покатать меня на «тарелке», – размечтался Петька. – Вся школа сошла бы с ума от зависти.

– Это точно, – вздохнул Витька. – А пока их нет, пошли ещё поныряем, а то домой пора уже возвращаться.

Накупавшись, усталые, но очень довольные, ребята доехали автобусом до автовокзала, где расстались и разошлись по домам.

Родителей Петьки дома не оказалось. На кухонном столе лежала записка, что они ушли в гости, придут поздно, и просили, чтобы Петенька сам поужинал и ложился спать без них.

Петька пожал плечами, съел миску холодного борща и, запив яблочным соком из холодильника, ушёл в свою комнату, где завалился на постель и тотчас заснул.

Спал он беспокойно. Снилась ему всякая чепуха, которую он почти не помнил. Запомнил только, что неожиданно увидел себя у доски в классе на уроке физики, а учитель Пётр Семёнович просит рассказать про инопланетян. Как только Петька бодренько выпалил, что инопланетяне высокие, худые и прозрачные, раздался чей-то противный визгливый смех. Петька обернулся и оторопел. Вместо Петра Семёновича за столом сидел маленький зелёный лысый пришелец, показывал на Петьку длинным гибким пальцем, похожим на щупальце осьминога и заливался злобным отвратительным смехом. Пришелец протянул тонкую зелёную руку к Петьке, ухватил его щупальцем за ухо и проскрипел бабьим голосом:

– Учить надо уроки, молодой человек, а не болтать всякий вздор.

Петьке стало больно. Он отстранился от инопланетянина к окну, но рука зелёного гуманоида вытянулась вслед и не отпустила ухо. Петька испугался, что было сил рванулся в сторону и… проснулся.

Он лежал на кровати. Одеяло сползло на пол, через окно прямо ему в глаза светила полная луна, а ухо неприятно покалывало маленькое пёрышко из подушки. Спать расхотелось. Петька показал Луне язык, бросил взгляд за окно и обомлел.

Через дорогу, у озера, на заасфальтированной вертолётной площадке стояла самая настоящая «летающая тарелка». Она смирно покоилась на трёх тонких опорах и чётко выделялась серым пятном на фоне чёрного асфальта. По краю у неё перемигивались разноцветные огоньки, а из центра вниз падал тонкий лучик почему-то сиреневого цвета.

– Вот это да, – прошептал поражённый Петька. – Прилетели, наконец.

Никогда он не одевался так стремительно, словно на пожаре. Мигом натянув трико и тенниску, он буквально впрыгнул в кроссовки и выскочил на безлюдную улицу. Город крепко спал, досматривая последние, самые приятные предутренние сновидения. Петька бегом пересёк дорогу и приблизился к удивительному межзвёздному кораблю. Надо же кому-то встретить усталых космических путешественников, объяснить им, куда завели их звёздные дороги, показать им мирный и добрый характер нашей земной цивилизации.

Но возле удивительного аппарата никого не было. Лишь озорные цветные огоньки продолжали перемигиваться по краю «тарелки», приятно пахло озоном и слышалось слабое потрескивание электрических разрядов, стекающих по обшивке.

Жутковато Петьке стало. С опаской он приблизился к межзвёздному скитальцу и осторожненько постучал костяшками пальцев по ещё тёплому корпусу. Но в ответ ничего. Никто не открыл ему навстречу гостеприимно дверцу, никто не улыбнулся чарующе в иллюминатор. А тут ещё эти коты. Штук шесть их собралось в сторонке, на бугорочке. Сидят кучкой, лижутся, головами крутят и мурлычут нараспев.

– Брысь отсюда, – грозно крикнул на кошачье сборище Петька. – Не мешайте контакт устанавливать. Ещё перепугаете наших космических гостей. Вдруг они росточка небольшого.

Коты от окрика сначала застыли, затем нервно зашевелились, сладкое их мурлыканье перешло в глухое урчание. Затем один из них, самый крупный, огненно-рыжий даже в предрассветных сумерках, нагловатый и вообще какой-то несерьёзный, поднялся, потянулся и направился к Петьке небрежной вихляющей походкой. Подойдя к нему, котяра во весь рот зевнул и стал с мурлыканьем тереться рыжей своей спиной о Петькину правую ногу.

– Ещё чего? – возмутился Петька и несильно, но ощутимо, пнул распоясавшегося гуляку своей новенькой кроссовкой. Конечно, этого делать ему было никак нельзя, но кто из нас особо церемонится с бродячим зверьём. Сейчас Петька горько сожалеет о случившемся, но тогда он действительно грубо отпихнул кроссовкой рыжего наглеца, чем, к несчастью, очень осложнил межзвёздные отношения.

Оскорблённый кот с пронзительным визгом отскочил от Петьки, зарычал раненым тигром, спина у него выгнулась таким крутым горбом, что с неё едва не сваливалась густая, рыжая, вставшая дыбом шерсть. Он прыжками вернулся к своим собратьям, и они, уже все вместе, устроили настоящую кошачью оргию. Коты отчаянно визжали и пищали, рыли землю, словно бешеные кроты, так широко разевали свои пасти, что те в темноте напоминали страшные зубастые крокодильи, и постепенно приближались к Петьке с явно недобрыми намерениями.

Ситуация осложнилась ещё тем, что разъярённые животные отрезали Петьку от суши. Сам-то Петька был не робкого десятка. Котов он совсем не боялся, а однажды в деревне даже отразил нападение буйного быка. Но эти злобные фурии были настолько выразительно опасны и действовали столь слаженно, что заробевшему Петьке пришлось отступать и отступать до самой последней черты, до озера. Однако в тёмную прохладную воду Петьке совсем не хотелось плюхаться, тем более, в новых кроссовках.

Потому Петька огляделся по сторонам, и взгляд его остановился на невесть откуда взявшейся на берегу кривой и суковатой, но длинной и крепкой коряге. Засучив рукава, с палкой наперевес Петька кинулся в контратаку, и не безуспешно. Кошачья гвардия тотчас смутилась, замялась, рассыпалась и обратилась в позорное бегство, задрав в зенит свои пушистые хвосты.

На глазах поражённого в самое сердце Петьки все коты, один за другим, запрыгнули в «тарелку», люки за ними бесшумно закрылись, и внеземной космический корабль вместе с кошачьей командой с разбойничьим свистом взмыл вверх и вскоре скрылся в светлеющем небе среди гаснущих звёзд.

Такого поворота событий изумлённый Петька никак не ожидал. Напрасно носился он по берегу озера и звал космических гостей обратно всеми возможными способами, вплоть до «кис-кис», но в порозовевшем небе лишь гасли последние звёздочки, и разгоралась заря нового дня.

Никому, даже другу Витьке, Петька не рассказал о своих ночных приключениях. Ведь не поверит ни за что, лишь покрутит у виска пальцем. А если поверит, то будет ещё хуже, обзовёт последними словами, и поделом ему будет, Петьке, так глупо оборвавшему столь долгожданный исторический межзвёздный контакт. Кто бы мог даже подумать, что инопланетяне могут оказаться обыкновенными котами.

Но когда Витька на пляже хотел отпихнуть рыжего бродячего кота, подобравшегося из кустов к их сумке с бутербродами, Петька решительно кинулся к нему.

– Стой, не тронь, – закричал он.

– Ты что, Петька, он же нашу колбасу своровать хотел, – удивился Витька.

– Что там наши бутерброды? – с горечью ответил Петька. Он вытащил из пакета колбасу и протянул коту.

– На, ешь, не бойся.

Рыжий, облезлый от линьки кот с глухим урчанием принялся за угощение.

– Петька, ты ему всю нашу колбасу скормил. Сами голодные остались. Что с тобой?

Петька печально посмотрел на друга.

– А кто его знает? Может, он тоже инопланетянин, только отставший от своей «тарелки».

– Какой инопланетянин? – не понял Витька. – Это же кот бродячий. Ты что, заболел?

Но Петька лишь досадливо махнул рукой.

С той необыкновенной и трагической ночи Петька даже муху со стола прогнать не решается. А вдруг она тоже оттуда?