Свадьба



Сапрыкина Татьяна — Свадьба

Рыжий кот умывался на крыльце и принюхивался. Пахло ранним утром и тем, что готовили на кухне. Ступенькой ниже Буковка, насупившись, разглядывала кукольный наряд.

– У, неряха, – покачала головой Буковка. – Вот как ты будешь такая жениться?

Синими раскрашенными глазищами кукла удивленно таращилась на Буковку.

– Кто тебя, растрёпу, возьмёт? – сурово продолжала Буковка, торопливо оглаживая соломенные куклины волосы. – Вот кто?

Она оглядела землю у себя под ногами и подняла сучок с корявой развилкой.

– Разве что вот этот?

Она повертела сучок и так, и эдак. Явно он годился только на самый завалящий случай. Но тут ей на глаза попался рыжий кот, который, кончив умываться, развалился на солнышке.

– О! – сказала Буковка, отшвырнула сучок и побежала за садовой тачкой.

– Сейчас мы все поедем на свадьбу.

Буковка посадила куклу и рыжего кота в тачку. Пыхтя, она сделала круг около клумбы и направилась к забору, где росли сорняки, и имелось подходящее укромное местечко, чтобы сыграть церемонию. Кукла сидела смирно, расставив руки, и глядела перед собой. Зато рыжий, которого трясло и болтало, не доехав даже до грядки со щавелем, выпрыгнул из свадебной кареты и, недовольно урча, убрался в дырку в заборе.

– Куда?! – закричала Буковка, бросила тачку и побежала за сучком с корявой развилкой.

– Твой жених сбежал! Вот до чего ты докатилась! – грозно выговаривала она кукле. – Значит, теперь остается вот этот. Непонятно что такое.

Доехав до забора, Буковка посадила куклу и приладила ей лопух вместо фаты. Рядом она пристроила сучок, который тут же навалился на куклино плечо, будто непутевый дружок, который хватил лишнего еще в самом начале праздника.

– Ну-ну, – сказала Буковка, – ну-ну, – и поправила женишка, посадив его ровно, как надо.

Потом она нашла подгнившую картофелину и большого черного дохлого жука. Подобрала кусок кирпича и обрывок шнурка. Разложив все это хозяйство вокруг жениха и невесты, довольная Буковка сдула волосы со лба.

– Хоть ты и такая глупая, к тебе все равно пришли гости. Здравствуйте, проходите, пожалуйста!

Кукла по-прежнему не возражала. Буковка смахнула кусочки земли с ее платья. Потом выкопала из земли жирного червяка.

– Это самый главный гость.

Самый главный гость никак не хотел сидеть смирно.

– А теперь мы будем есть, пить и веселиться.

Не успела она налить всем, и даже червяку, который все норовил удалиться восвояси, воображаемого шампанского, из дыры в заборе раздалось громкое недовольное урчание. Рыжий кот протиснулся в огород и припустил по двору. Следом то же самое, только с гораздо большим проворством, проделал какой-то черно-белый оборванец. Кошачий клубок сцепился на грядке со щавелем и стал кататься туда-сюда, завывая. Буковка смотрела во все глаза, открыв рот. Было видно, что черно-белый, поджарый и увертливый, покусал немало таких, как этот рыжий домашний увалень, который только успевал вяло отбиваться. В конце концов рыжий, весь поцарапанный, дунул в ворота, оставив оборванцу грядку со щавелем, усеянную рыжей шерстью. Черно-белый улегся на нее, чтобы отдышаться и облизать те места, куда умудрился дотянуться противник. Буковка перевела потрясенный взгляд на куклу, которая с лопухом на голове все так же кротко сидела рядом с сучком и бессмысленно озирала окрестности своими синими глазищами.

– Ты подумай! – прошептала Буковка. – Это из-за тебя они так дрались! Как он его отделал! Так тебе и надо! – крикнула она в ту сторону, куда убежал рыжий. – Будешь знать, как удирать со свадьбы. Вот у нас теперь, гляди-ка, какой жених есть!

И она отпихнула ногой сучок, так, что тот улетел в сорняки. Буковка хотела было схватить кота с грядки со щавелем и потащить его жениться, но тот зашипел, как только она подошла поближе.

Буковка попятилась и с уважением посмотрела на куклу.

– Ну если только ты сама его попросишь…

Но оборванца уже след простыл.