Восточная сказка



Марзан Никита — Восточная сказка

В одной восточной стране жил купец, торговавший домашними животными.

Слава о нём гремела по всему халифату. И даже эмир считал за честь покупать домашних животных только у этого купца.

Каждый год к купцу приезжали важные слуги эмира и покупали самого быстрого коня, самого сильного быка, самого умного козла и самого воинственного барана. И платили они столько золота, сколько весило каждое животное.

Вот и на этот раз слуги эмира купили всех животных и собирались уходить, когда вдруг заметили длинноухого осла, жующего солому в дальнем углу двора.

– Уважаемый, – сказали слуги эмира купцу, – мы хотим купить у тебя этого осла.

– Извините, – сказал купец, – но осёл не продаётся.

– Э-ээ, дорогой, – сказали слуги эмира, – всё на свете продаётся.

– Может быть и всё, – кивнул купец, – кроме этого осла.

– Хорошо, – сказали слуги эмира. – Мы дадим за него столько золота, сколько он весит.

– Нет, не продам, – сказал купец.

– Тогда мы дадим тебе столько золота, – сказали слуги эмира, – сколько весит два осла. Нет, даже три осла. Ты согласен?

– Нет, – сказал купец, – даже один осёл тяжелее всего золота на свете.

– Что может быть ценного в простом осле? – закричали слуги эмира.

– Дорог не осёл, а дорого его упрямство, – сказал купец.

– Нет ничего дороже золота, глупец, – сказали слуги эмира и, подобрав дорогие одежды, сели на своих лошадей.

Вернувшись во дворец, слуги эмира рассказали своему господину про бесценного осла.

Эмир не поверил рассказу и решил сам проверить правдивость услышанных слов.

На следующий день эмир навестил купца, но осла на дворе не было.

– А где твой осёл? – спросил эмир, у склонившегося в приветствии купца.

– У меня нет осла, – ответил купец.

– Ты продал его? – спросил эмир.

– Нет, – сказал купец, – я его подарил.

– Подарил? – не поверил своим ушам эмир – Кому?

– Нищему бродяге, – сказал купец.

– Почему ты это сделал? – вскричал эмир.

– Он натёр ногу и хромал, – сказал купец. – Я с трудом уговорил его сесть на осла.

– Какой же ты купец, – насмешливо сказал эмир, – если выбрал не золото, а жалость. Ты отдал бродяге драгоценного осла, которого не продал самому эмиру.

– Дорог не осел, а дорого его упрямство, – улыбнулся купец. – А его упрямство я никому не отдавал.