Гераклит из Эфеса



Клюкина Ольга — Гераклит из Эфеса

Рубрика: Крошки гранита науки

– В каком возрасте можно начинать изучать философию? – спросили читатели.

– Вот сейчас и начнём! – радостно сообщил Кукумбер.

КРОШКИ ОТ ГРАНИТА НАУКИ

(КРАТКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ ПОД РЕДАКЦИЕЙ ОЛЬГИ КЛЮКИНОЙ)

ГЕРАКЛИТ ИЗ ЭФЕСА

Говорят, что каждый раз, когда этот философ выходил из дома, и видел вокруг себя столько глупых и плохих людей, он плакал, жалея всех.

За это его прозвали “Плачущим”.

Выходя из дома, он обычно сразу же начинал останавливать прохожих, и пытался объяснить, почему они так дурно живут, и как на самом деле нужно жить правильно. Но говорить ясно и разборчиво философу мешали сдавленные рыдания, и поэтому его никто не понимал.

За это его прозвали еще и “Темным”.

Тогда философ бежал назад домой, и принимался записывать свои советы на папирусе — так появились его прославленные сочинения “Указания нравам”, “Единый порядок строю всего”, “Правило негрешимое жить”, и многие-многие другие.

Потом он снова выходил на улицу, надеясь, что с его теперь уже записанными мыслями ознакомятся хотя бы те жители, которые живут особенно отвратительно и поэтому запросто могут умереть ужасной смертью – например, дерущиеся мужи, распаленные взаимной злобой, или безобразные пьяницы.

“В сухом сиянии — душа мудрейшая и наилучшая, тогда как пьяный шатается и не замечает, куда он идет, ибо душа его влажна”, – написал, например, этот мудрец в одном из своих сочинений. Но его снова никто не понимал, и прохожие по-прежнему продолжали над ним смеяться.

«Panta rhei!» («Все течет!») — сделал вывод философ, утирая собственные слезы.

Но тут нужно сказать, что слезы у него были вовсе не простыми, а наполненными глубоким первоначальным смыслом (одновременно водой и огнем), и чем-то неуловимо напоминали блестящую, подвижную ртуть.

По крайней мере, они почему-то не впитывались в землю и никогда не высыхали.

А так как философ выходил из дома к людям практически каждый день, то из его слез в городе постепенно образовался маленький ручей, который незаметно протянулся от ворот его дома, и со временем превратился в весьма полноводную реку.

“Никому не дано войти в одну и ту же реку дважды”, — это знаменитое изречение принадлежит, разумеется, нашему философу.

Он нарочно так сказал про свою реку, чтобы привлечь к ней внимание, видя, что у городских жителей не возникает ни малейшего желания в нее входить и постигать горько-соленую мудрость. Вместо этого горожанам хотелось смеяться, жить и умирать, как им нравится, и потому все старались обходить новую речку стороной.

Единственным учеником философа, которого позже прозвали еще и «Мокрым», считается некий Кратил, вызвавшийся разобраться в мудреных сочинениях. Если верить Аристотелю, в ходе работы над трудами учителя Кратил пришел к совершенно противоположным мыслям. Во-первых, о том, что мудрому человеку вообще не следует ничего никому говорить. Поэтому Кратил совсем перестал раговаривать с горожанами, а только молча грозил (Аристотель пишет — “двигал”) в их сторону пальцем. Кто-то считал, что таким жестом Кратил постоянно упрекал своего учителя за изречение, будто бы нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Сам Кратил каким-то образом пришел к мысли, что этого невозможно сделать и один раз, но держал свои выводы в секрете.

По свидетельствам современников, под конец жизни философ так обиделся на своих сограждан и непонятливого ученика, что поселился в горах, кормясь быльем и травами.

А река его мудрости зато протекла через многие страны и не пересохла до сих пор.