Сказка про миссис Мыштон — перевод из Беатрикс Поттер



Гребнев Михаил — Сказка про миссис Мыштон — перевод из Беатрикс Поттер

Рубрика: Перевод

Предисловие переводчика

Известная английская художница и писательница Беатрис Поттер жила в тиши сельской Англии, в те времена, когда люди никуда не спешили и могли посвятить себя любимому делу. А любила она рисовать. Беатрис Поттер рисовала забавных зверушек, которые на ее рисунках не просто оживали, а попадали во всякие истории. Эти истории Беатрис Поттер записала и подарила английским детям, которые сразу же всей душой полюбили ее героев: рассудительного крольчонка Питера Пуша, бесшабашного Олли Кроллета, простодушную Клару Кряквуд, озорного бельчонка Тресси, хозяйственную миссис Мыштон и многих-многих других.

Полюбил их и я, когда начал переводить эти сказки. Мне хотелось сделать так, чтобы и вы подружились с ее героями: добрыми, задумчивыми, озорными, иногда испуганными, иногда растерянными – в общем, такими же, как мы с вами.

Михаил Гребнев

Сказка про миссис Мыштон

Жила-была лесная мышь, и звали её Маусина Мыштон. Она жила в насыпи под живой изгородью.

Какой у неё был удивительный дом!

Длинные коридоры вели к погребам и кладовым, где она хранила запасы зерна и орехов. А по стенам тянулись корни живой изгороди.

В её доме была кухня, гостиная, буфетная и чулан. И ещё у миссис Мыштон была спальня. Там, в глубине, она соорудила кровать и отделила её занавеской – чтобы не беспокоили.

Маусина Мыштон была ужасной чистюлей, всё время подметала песчаные полы и вытирала пыль.

Иногда в коридоре ей попадался случайно залетевший жучок.

– Ножки-то надо вытирать, а то наследил как! Кыш отсюда! – говорила миссис Мыштон, потрясая совком.

А однажды к ней забрела старушка в красном плаще в горошек.

– Дайте водицы напиться, миссис Мыштон!

– О чём вы думаете, матушка Божья Коровка? Быстрее летите на небо! Там ваши детки кушают конфетки!

Так она спровадила Божью Коровку.

А то как-то раз зашёл укрыться от дождя большой жирный паук.

– Можно у вас отсидеться, миссис Мыштон?

– Уходи, наглый паук! Тебя только пусти, потом неделю оттирай от стен твою липкую паутину!

Так она прогнала паука. И он торопливо спустился из окна по тонкой длинной нити.

Однажды миссис Мыштон отправилась в дальнюю кладовую за вишнёвыми косточками и семенами чертополоха к обеду.

Шаркая по коридору, Маусина поводила усиками, принюхивалась и поглядывала на пол.

– Вроде бы мёдом пахнет. Откуда, скажите на милость? А вот и следы чьих-то грязных ножек…

Вдруг за углом она увидела Джима Шмелли.

– Дззз! Джжж! – сказал Джим.

Миссис Мыштон строго поглядела на него. «Жаль, что не взяла метлу», – подумала она.

– Здравствуй, Джим Шмелли. Вообще, я собиралась к тебе зайти, купить воска. Но ты-то что у меня делаешь? И почему ты всегда влетаешь в окно? Разве у дома нет дверей? И зачем жужжишь и зудишь? – начала сердиться миссис Мыштон.

– Дззз! – раздражённо прожужжал в ответ Джим Шмелли.

Он продвинулся бочком вперёд и скрылся в кладовой.

Там обычно хранились жёлуди. Но сейчас их не было: миссис Мыштон съела последний ещё в канун Рождества. Зато было полно мусора – сухого мха.

Миссис Мыштон решила расчистить кладовую и принялась вытаскивать мох. Из него высунулись три пчелы и свирепо зажужжали.

– Я комнат не сдаю, мне постояльцы не нужны! – сказала сквозь зубы миссис Мыштон. – Вон отсюда!

– Ж-ж-ж-ж!

– Кто мне поможет их выставить?

– Ж-ж-ж!

– Только не мистер Жабсон, он никогда не вытирает ноги.

Тяжело вздохнув, миссис Мыштон решила заняться пчёлами после обеда.

Вернувшись в гостиную, она услыхала чей-то громкий кашель: это был сам мистер Жабсон!

Он сидел в кресле-качалке, уперев ноги в каминную решётку, – шевелил пальцами и улыбался во весь рот.

Мистер Жабсон жил в канаве под изгородью, в очень грязной и мокрой канаве.

– Как поживаете, мистер Жабсон? Помилуйте, да вы насквозь промокли!

– Спасибо, спасибо, вы очень любезны, миссис Мыштон! Я вот посижу и подсушусь.

Мистер Жабсон сидел и улыбался. С его сюртука капала вода. Миссис Мыштон тяжело вздохнула и пошла за тряпкой.

Мистер Жабсон сидел очень долго – так долго, что пришлось спросить, не желает ли он пообедать.

Вначале миссис Мыштон предложила ему вишнёвые косточки.

– Спасибо, вы очень любезны, миссис Мыштон. Жевать только нечем, зубов нет! – сказал мистер Жабсон.

Он широко разинул рот: и в самом деле у него не было ни одного зуба.

Тогда миссис Мыштон предложила ему семена чертополоха.

– Тили-тили-тили-бом! – сказал мистер Жабсон и дунул: – Пуф-пуф-пуф! – Пушинки чертополоха разлетелись по всей комнате. – Спасибо, вы очень любезны, миссис Мыштон! Чего бы я, честно говоря, хотел, – это мёда!

– Боюсь, что мёда у меня не найдётся, мистер Жабсон, – сказала миссис Мыштон.

– Тили-тили-тили-бом, миссис Мыштон! – улыбаясь, пропел мистер Жабсон. – А чем тогда у вас пахнет? Я ведь пришёл к вам на запах мёда.

Мистер Жабсон неспешно встал из-за стола и принялся отпирать дверцы шкафов и выдвигать ящики.

Миссис Мыштон ходила за ним с тряпкой и вытирала с пола гостиной большие мокрые следы.

Убедившись, что в шкафах мёда нет, мистер Жабсон двинулся по коридору.

– Послушайте, мистер Жабсон, вы там застрянете!

– Тили-тили-тили-бом, миссис Мыштон!

Вначале мистер Жабсон протиснулся в буфетную.

– Тили-тили? Тили-бом? Нет мёда? Нет мёда, миссис Мыштон?

В сушилке для посуды спрятались три мокрицы. Две удрали, но самую маленькую он сцапал.

Потом мистер Жабсон вломился в соседнюю с буфетной кладовую. Там лакомилась сахаром мисс Барбара Баббити. Потревоженная бабочка тотчас выпорхнула в окно.

– Тили-тили-тили-бом, миссис Мыштон. Да у вас полно гостей!

– Я их не приглашала! – ответила Маусина Мыштон.

Они двинулись дальше.

– Тили-тили-тили…

– Дззз! Джжж!

За углом мистер Жабсон увидел Джима и схватил его, но тотчас отпустил.

– Не люблю шмелей из-за щетины, – объяснил мистер Жабсон, вытирая рот рукавом пиджака.

– Сгинь отсюда, жаба! – взвизгнул Джим Шмелли.

– Я сойду с ними с ума! – воскликнула миссис Мыштон.

И заперлась в погребке с орехами.

Тем временем мистер Жабсон занялся пчелиным гнездом – он тащил его из комнаты, не обращая внимания на укусы.

Когда миссис Мыштон отважилась выйти из укрытия, никого уже не было. Но грязь кругом была ужасная.

– Просто невиданный беспорядок. И мох, и чертополох, и липкие пятна от мёда, и грязные следы ног и ножек… Во что превратился мой дом!

Она собрала мох и остатки воска. Потом взяла несколько прутиков и укрепила их в дверях, чтобы парадный вход стал поуже.

– Теперь уже мистеру Жабсону не пролезть!

Из чулана миссис Мыштон принесла жидкое мыло, тряпку и новую щётку.

Но Маусина Мыштон так устала, что не могла ничего делать. Она на минутку присела в кресло и задремала. А потом перебралась в постель.

– Когда же у меня снова будет чисто? – прошептала несчастная миссис Мыштон.

На другой день ни свет ни заря Маусина принялась за весеннюю уборку. Уборка продолжалась две недели.

Она подметала, мыла и скоблила. Натёрла воском мебель и начистила песком оловянные ложки.

Когда всё стало безукоризненно чистым, миссис Мыштон устроила праздник и пригласила пятерых мышей, а мистера Жабсона не позвала.

Но он учуял вкусные запахи и вскарабкался на насыпь. Однако протиснуться в дом не сумел.

Но мистер Жабсон ничуть не обиделся. Гости миссис Мыштон подавали ему желудёвые чашечки, наполненные медвяной росой, прямо через окно.

Мистер Жабсон сидел на солнышке и приговаривал:
– Тили-тили-тили-бом! Ваше здоровье, миссис Мыштон!