Пара пустяков



Голявкин Виктор — Пара пустяков

Рубрика: Доска почета и уважения

Как только учебный год кончился, весь класс во дворе собрался. Обсуждали, что будут летом делать. Все разное говорили. А Володя сказал:
– Давайте Анне Петровне письма напишем. Где кто будет, оттуда напишет. О том, что увидел летом. Как провел время.

Все закричали:
– Правильно! Правильно!

На том и порешили.

Разъехались все кто куда. Клим в деревню поехал. Он там сразу письмо написал – пять страниц.

Он написал:
“Я в деревне спасал тонущих. Они все остались довольны. Один спасенный мне сказал: “Если б не ты, я бы утонул”. А я ему сказал: “Для меня это пара пустяков.” А он сказал: “А для меня не пара пустяков”. Я сказал: “Конечно, для тебя не пара пустяков, а для меня пара пустяков”. Он сказал: “Спасибо тебе большое”. Я сказал: “Совсем не за что, потому что для меня это пара пустяков”.

Я спас человек пятьдесят или сто. Даже, может быть, больше. А после они перестали тонуть, и спасать стало некого.

Тогда я увидел лопнувший рельс. И остановил целый поезд. Люди выбежали из вагонов. Они обнимали меня и хвалили. А многие целовали. Многие просили мой адрес, и я им давал свой адрес. Многие дали свои адреса, и я брал с удовольствием их адреса. Многие мне предлагали подарки, но я сказал: “только, прошу вас, без этого”. Многие меня фотографировали, со многими я фотографировался, многие мне предлагали ехать сейчас же с ними, но бабушку я не мог оставить. Я ведь не предупредил ее!

Потом я увидел горящий дом. Он горел вовсю. А дыму было сколько угодно. “Вперед! – сказал я сам себе. – Непременно там кто-нибудь есть!”

Кругом меня падали балки. Несколько балок упало сзади меня, а несколько – впереди. Несколько балок упало сбоку. Одна балка упала мне на плечо. Две или три балки упали с другого бока. Пять балок упало мне прямо на голову. Несколько балок еще где-то упало. Но я не обращал внимания. Я рыскал по всему дому. Но никого, кроме кошки, там не было. Я выбежал с кошкой на улицу. Хозяева дома были тут. В руках они держали арбузы. “Спасибо за Мурку, – сказали они. – Мы только что из продмага”. Они дали мне арбуз. Потом все тушили дом.

Потом я увидел старушку. Она переходила улицу. Я сейчас же пошел ей навстречу. “Разрешите, пожалуйста, – сказал я, – перевести вас на другую сторону”. Я перевел ее на ту сторону и вернулся обратно. Подошли еще старушки. Их тоже я перевел на ту сторону. Некоторым старушкам не нужно было на ту сторону. Но я говорил: “Пожалуйста, я переведу вас туда и обратно”. И вы снова будете на этой стороне”.

Они все говорили мне: “Если б не ты, мы не перешли бы”. А я говорил: “Для меня это пара пустяков”.

Две или три старушки не хотели переходить. Они просто сидели на лавочке. И смотрели на ту сторону. Когда я спросил, не нужно ли им на ту сторону, они сказали: “Нам туда не нужно”. А когда я сказал, почему бы им не прогуляться, они сказали: “Действительно, почему бы нам не прогуляться?” Я их всех перевел на ту сторону. Они там сели на лавочку. Обратно они не хотели идти. Как я их ни упрашивал”.

Клим много всего написал. Он был очень доволен своим письмом. И отправил письмо по почте.

Потом лето кончилось. Начались занятия. На уроке Анна Петровна сказала:
– Очень многие написали мне письма. Хорошие, интересные письма. Некоторые я вам прочту.

“Сейчас начнется, – думал Клим. – В моем письме много геройских поступков. Все будут хвалить меня и восхищаться”.

Анна Петровна прочла много писем.

А его письма не прочла.

“Ну, тут все ясно, – подумал Клим. – Письмо в газету отправили. Там его напечатают. Может быть, будет мой портрет. Все скажут: “Ой, это он! Смотрите!” А я скажу: “Ну и что же? Для меня это пара пустяков”.