Война с тараканами



Аромштам Марина — Война с тараканами

(Из книги «Мохнатый ребёнок»)

Пока в доме жил Крыса, никто не вспоминал про собаку. Но Крысы не стало. И пустующее собачье место кто-то должен был занять.

Незадолго до Нового года мама принесла домой сухой аквариум с ящерицами. В школе во время каникул их совершенно некому будет кормить, объяснила она папе. Пару дней ящерицы могли обходиться без пищи, но речь шла о двух неделях!

А мальчикам будет очень интересно понаблюдать за поведением этих животных. Тем более что ящериц надо кормить с пинцета. Живым кормом.

– Живым кормом? – папа почувствовал неладное.

– Да ты не волнуйся. Живой корм вот тут. В консервной банке. Технология отработана, – быстро-быстро заговорила мама.

Но папа не клюнул на слово «технология». Его подозрительность возросла ещё больше:
– А что там, в банке?

– Там в банке, – замялась мама, – всего лишь тараканы. Кормовые.

– Какие кормовые тараканы?

– Ну, такие редкие бразильские тараканы, которых едят вот эти самые ящерицы. А сами тараканы едят всякие отходы: картофельные очистки и гнилую капусту. Берешь такого таракана пинцетом и подносишь ящерице к носу. Надо некоторое время махать тараканом у неё перед носом, чтобы ящерица его заметила и схватила. Проблем с размножением у тараканов нет. Они всё время размножаются, без всякого усилия со стороны. Так что и проблем с кормлением ящериц не будет. А края банки смазаны вазелином. Ни один таракан не выберется. Хочешь посмотреть? – и мама доверительно протянула папе банку.

– Не хочу, – с тихой угрозой произнес папа. – Учти: если я увижу дома хоть одного кормового таракана…

– Ну, что ты такой подозрительный? – мама усмотрела в папиных словах признаки уступчивости. – Почему ты всегда предполагаешь худшее? Ящерицы – очень интересные животные. От них веет древностью. Посмотреть – просто уменьшенная копия динозавров. Знаешь, осенью мы со школьниками ходили на экскурсию в лес с биологом Митей. (Помнишь, один знакомый из музея?) Он привёл нас к зарослям папоротника и предложил лечь на спину – чтобы лицо было ниже листьев. Вот так, говорит, выглядели первобытные леса в эпоху динозавров. Когда поедем в лес, можем вместе попробовать. Незабываемое впечатление!

– Я не буду лежать мордой в папоротниках из-за какого-то биолога Мити! – папин голос стал набирать силу. – Речь вообще не о папоротниках. И не о ящерицах. Хотя эти животные совершенно не могут вызвать у нормального человека хоть каплю тёплых чувств! Речь о тараканах.

– Но мы же не можем обречь ящериц на голодную смерть, – мама решила, что против этого аргумента не сможет устоять даже папа. – А кроме тараканов подходящего живого корма для них не подобрали. Больше они ничего не едят.

Тут папа громко плюхнулся в кресло и закрылся от мамы книжкой с видом человека, которому все вокруг желают смерти. А мама отправилась устанавливать аквариум с ящерицами в мальчишеской комнате.

Она положила на подоконник широкую деревянную доску, проверила, чтобы аквариум не качался. А рядом с батареей пристроила крупную консервную банку из под селёдки, полную кормовых, бесперебойно размножающихся тараканов.

Гришке ящерицы понравились. Костику они понравились не так сильно. Но он понимал: кто-то должен занять место собаки. Ящерицы вылезали из своего укрытия только под вечер и застывали в неподвижной позе. Только горло у них шевелилось. Мама объясняла, как кормить ящериц.

– Каждая ящерица должна съедать по два-три таракана в день, не меньше, – объяснила она. – Но им нужно время, чтобы собраться для охоты. Поэтому процесс кормления может несколько растянуться. Тот, кто кормит, не должен торопиться.

Костик решил, что Гришке больше подходит роль опекуна ящериц. Поэтому он слушал мамины инструкции с праздным интересом. А Гришка воспринял возложенные на него функции с энтузиазмом и заверил маму, что все будет «o’key». Ящерицы ни за что не помрут за каникулы с голоду!

Маму радовали перспективы пребывания ящериц в доме. Наконец-то Гришке будет о ком заботиться. Биология биологией, но уход за живыми существами наука заменить не может. Конечно, мальчику придётся собственными руками скармливать одних животных другим, да ещё и живьём. Но надо смотреть фактам в лицо: всё в жизни устроено по принципу пищевых цепочек.

Через неделю папа сказал маме:
– Ты знаешь, что со мной сегодня случилось? Ночью я пошёл в туалет.

– Ну, это бывает, – насторожившаяся было мама перевела дух.

– Нет, это не всё. Пока я там сидел, под ванной раздался страшный скрип.

– Неужели привидение? – удивилась мама.

– Я не знал, что думать. Никогда не слышал ничего подобного. А я – сама понимаешь – был совершенно беспомощен. Я мог потерять самообладание.

– Да, да, да, – понимающе закивала мама. Она была вполне согласна с папой, что при таких обстоятельствах легко потерять самообладание.

– И вдруг из-под ванны выполз вот такой… – папа развел руки на полметра, – …вот такой таракан. Я схватил тапок и стал его бить.

– Молодец! – маме понравилось папино бесстрашие.

– Но ему было хоть бы хны, – тут папа выдержал паузу и очень внимательно посмотрел на маму. – Это, случайно, не ваш с Гришкой таракан?

– Нет, нет, нет, – замотала головой мама. – Наши тараканы сидят в банке, смазанной вазелином. И что же – ты с ним справился?

– Мне потребовалось десять минут. Целых десять минут на одного таракана! Очень прошу тебя: проверь свою банку.

Мама клятвенно заверила папу: по содержанию тараканов приняты беспрецедентные меры безопасности. На всякий случай она пошла и заглянула в их вместилище. Тараканы мирно кормились и размножались в искусственно созданной для них помойке.

Но через три дня папа снова сообщил маме о ночном госте. На этот раз таракан появился в кухне. Он был ещё больше первого и напоминал чёрный фашистский танк. Папа расправился с ним молотком: со времени последних событий в туалете молоток постоянно находился у него под рукой.

А ещё через неделю мама затеяла генеральную уборку. Она оторвала папу от творчества и попросила его минутку подержать аквариум с ящерицами.

– Надо протереть подоконник!

Папа взял аквариум и прижал его к груди. А мама сняла с подоконника деревянный щит, служивший аквариуму подставкой. Она сняла его, чтобы поставить на пол, у батареи. Но тут…

– А-а-ар-рр-а! – вытаращив глаза, завопил папа. Нет, не завопил. Зарычал. Через пару секунд в его рычании стали различаться слова, доказывавшие: папа вполне мог иметь собаку.

Мама посмотрела на подоконник и почувствовала, что сейчас грохнется в обморок.

Под щитом, на подоконнике обнаружилось огромное чёрное-прёчерное пятно. Это пятно шевелилось, нацелив в разные стороны многочисленные усы-антенны. Секунда, две, три – и на папу и маму, шевеля усами, двинулись чёрные тараканьи танки. Каждый танк был в непробиваемой броне размером со спичечный коробок. Маме даже показалось, она различает на тараканьих панцирях силуэты свастики – точно такие же, как в фильмах про войну, которые они с папой смотрели в детстве. Тараканы явно хотели застать безоружных противников врасплох, окружить их и захватить весь многоэтажный дом.

– Держи своих ящериц, – заорал папа.

Мама схватила аквариум, а папа бросился в самую гущу тараканьего полчища, принялся прыгать, давить врагов и кидаться в них разными предметами. – Срочно неси мне зимние ботинки и молоток, – закричал он маме.

Мама кое-как пристроила аквариум на диване и бросилась в прихожую. А папа всё танцевал посреди комнаты танец смерти и извергал страшные ругательства.

Через полчаса весь пол в комнате был усеян чёрными трупами, у папы со лба градом катился пот, волосы торчали в разные стороны, и вид у него был страшный и отчаянный.

Мама чувствовала себя самым несчастным человеком на земле, и из глубины своего несчастья вдруг узрела ужасную истину: «У Кого-то не хватило терпения трясти пинцетом у ящериц перед носом! И этот Кто-то просто выпускал тараканов в аквариум! Надеялся, что ящерицы сами с ними разберутся. А у аквариума края не были смазаны вазелином!»

Мама посмотрела на растерзанного папу, поняла, что сейчас заплачет, и пошла за веником и за помойным ведром.

– Посмотри внимательно, нет ли живых, – устало сказал папа и опустился на диван. Его локоть уткнулся в стекло. Из аквариума на папу смотрела ящерица и шевелила горлом.

– Фу ты, чёрт! – сказал папа и отпихнул аквариум.

Мама подметала поле боя и капала слезами прямо на тараканов. Живых среди них не обнаружилось.

– Вот если бы у нас была собака, – эта мысль всегда утешала маму в невыносимых ситуациях, – мы бы научились быть внимательными. Никто из нас не стал бы выпускать тараканов в аквариум. Может, мы вообще бы отправили ящериц на каникулы куда-нибудь в другое место. Если бы у нас была собака…

Тут папа почувствовал, что ему очень жалко маму. Она всегда хотела собаку, подумал он, ещё тогда, когда они вместе спасали лягушек. Но мама почти не умеет ругаться и поэтому не может воспитывать щенка. Не то что он, папа… Вот сейчас он с помощью слов, молотка и ботинок в одиночку победил целое полчище тараканов… И он почти воспитал Костика и Гришку. Он даже маму почти воспитал.

– Когда я был маленьким, – сказал папа неожиданно спокойным голосом, – меня отправляли летом к бабушке в город Покров. Там жила старая и мудрая кошка Нюська. Помнишь, я рассказывал?

– Помню, конечно, помню, – всхлипнула мама.

– Ну, вот и давай заведём котёнка, – неожиданно предложил папа.

– Ой, давай! – мама ещё не перестала всхлипывать, но уже улыбалась.

– Кошка – это, знаешь ли, лучше, чем собака. Она не такая возбудимая. Не лезет лизаться. Не лает на гостей. Кошка – это почти человек. Только в шубе.

– И она совсем не мешает заниматься творчеством. С ней ведь не надо гулять, когда у тебя высокая температура, – поддержала папу мама. Потом немного помолчала и добавила: – И совсем не надо ругаться!

Тут папа посмотрел на маму, мама посмотрела на папу, потом они вместе посмотрели на дохлых тараканов и засмеялись.